:

Тони Кертис: ИЗ МАГИЧЕСКОЙ КНИГИ ЗИМНИХ СНАДОБИЙ

In ДВОЕТОЧИЕ: 8 on 20.07.2010 at 22:06

СРЕДСТВО ОТ РАЗБИТОГО СЕРДЦА

Вот первое из всех целебных зелий,
Лекарство древнее, из самых ходовых
для тех, с разбитыми сердцами,
кто в пыльном облаке проходит
с мокрым от слёз лицом.
Без оправданий, пустотой окружены,
они уже за гранью беспокойства.
Их путь окончен. Приоткроют рты, пригубят,
как грешники, что чают искупленья
в той темноте, которая есть я.
В той комнате без стен – закрыв дверь на засов –
прилягут, ожидая исцеленья,
всё смыть, всё выбелить, как зимний небосвод.
И на подушке проливень волос, последнее воспоминанье.

Состав:
Семь дней без звонка
Семь ночей без движенья
Семь прогулок под ливнем
Семь яростных молений
Семь нежных проклятий
Семь озёр — переплыть
Семь чащ — пересечь
Семь топоров — отсечь ветви
Семь лезвий — снять кожу
Семь кроватей – не найти себе места
Семь генеральных планов
Семь панических атак
Семь кругов психушки
Семь волос с подушки
Семь гневных криков
Семижды семью семь часов смотреть из окна
Семь байдарок готовых к путешествию
Семь картин
Семь сумок с книгами
Семь пустых комнат
Семь ночей полных сном
Семь песен благодаренья

Как смешать это зелье, где его лучше принять,
Всё зависит от вашей цели, от того, кто вы такой.
Знать бы, всё ли здесь цело. –
За столь страшную цену
Недосчитаться чего-то мне бы совсем не хотелось.




СРЕДСТВО ОТ МЕЛАНХОЛИИ

Это одно из простейших снадобий,
Действенных, однако, ненадолго.
С сожалением должно отметить, что оно не столь эффективно,
Чтоб работать для поэтов и живописцев,
Пишущих обнаженную натуру.

Женщинам следует принимать его в полнолунье,
Хоть я и слышал старое поверье,
будто лучше всего его готовить при солнечном свете
или, по крайней мере, при просветах в тучах.

Зачерпни сперва с мостков речной водицы
Там, где всего сильней теченье.
К этому добавь терновых ягод,
Несколько черничин и одну
дикую клубнику, и корицы.
Следом – горсть травы с холма,
где старый форт был,
апельсин и фундука плошку,
и ещё немного малины,
потому что малина – это детство.

Чтобы придать напитку силы
Капни в него ласточкиной крови,
брось в него перо из белой грудки
под конец выжми три лимона.

Возьми чистую круглую кастрюлю –
никакого алюминия и жести –
вылей красного вина бутылку
и нагрей на огне открытом.

Когда жидкость начнёт подниматься,
Опусти в неё все ингредиенты,
Перемешивай и вдыхай, и перемешивай,
И вдыхай, и перемешивай, и снова…
Процеди и пей, пока не охладилось.

А теперь присядь у камина
Или лучше в кровать улягся.

Если же ты жизнь свою делишь
С другой утомлённой душою,
Воздержись от таких предметов,
Как починки, воспитанье деток, садоводство,
Сексуальное удовлетворенье.

Оставайся в постели, пока погода
не изменится, и принимай это средство
по мере нужды или до тех пор, когда минует
зима твою часть небосвода.




СРЕДСТВО ОТ ИЗБЫТКА ВИНА

Из всех недомоганий
В мире,
любовь к выпивке –
Наименее излечима.

Ибо, пока вино лечит
Все остальные,
Все остальные
Ведут вспять к красному, красному вину.

В прежние времена
Смерть от вина
Считалась прекрасной смертью
Для бедного поэта.

Слишком прекрасной теперь,
Когда они бредят
До старости, седых волос, серых слов,
Диеты из жидкого супа и серого хлеба.

С ремеслом снова всё в порядке,
Так что всё в порядке,
никто не смотрит
на двери,

поджидая покачивающегося поэта,
распевающего поэта,
проклятия
поэта…

Стыд ушёл.
И вино прокисло,
В этом наша потеря
Или наше спасенье?




СРЕДСТВО ОТ ОДИНОЧЕСТВА

Это старое русское лекарство
лучше, чем чашка чая,
надёжнее, чем таблетки.
Первым его сформулировал
Лев Толстой долгой зимой 1869 года.
Сложный эликсир, рецепт занимает 1 144 страницы,
он слишком пространен, чтоб приводить его здесь,
но вы найдёте его под названьем «Война и мир»
на скрипучих полках
любой библиотеки.

Я предлагаю вам принять его
поздно ночью
у открытого огня,
с картой старой России
и бутылкой красного вина.
Я пробовал сам
и это отлично помогло:
все мои призраки
столпились вокруг послушать
историю любви и утраты.

Вы можете также опробовать
некоторые другие испытанные средства
Гомера или Катулла,
или сильнодействующие –
Данте или Шекспира,
или колдовские зелья
Цветаевой или Сапфо,
или сложные ирландские смеси
месье Беккета или месье Джойса.

Их зелья подносят зеркала
твоей душе, они работают
прекрасно, хоть я и обнаружил, что подсел,
и Беккет возвращается ночами
сверхурочно.

В наши дни
существует огромный выбор панацей:
всё лечащих и всё целящих.
Одни огню подобны,
другие – льду, но
ни одно пока что не прошло
проверку временем.
Тем не менее,
я мог бы порекомендовать
для этих самых тёмных дней
маленькие целительные дозы
Майкла Хартнетта*.




*МАЙКЛ ХАРТНЕТТ (Michael Hartnett) (1941 -1999) — ирландский поэт, памяти которого посвящена книга Тони Кертиса «Что покрывает тьма» (2003), откуда и переведён цикл «Четыре снадобья».

Перевод с английского: Г.-Д. ЗИНГЕР




ТОНИ КЕРТИС: Image and video hosting  by TinyPic



































Реклама