:

Василий Бетаки: ОБ УТОНУВШЕМ В ЛЕТЕ

In ДВОЕТОЧИЕ: 11 on 21.07.2010 at 21:38

Вот краткая история одного поэта, заплатившего полным забвением за то, что стал советсколюбцем и гедеэровским чиновником и писал многое соответственное…
А ведь имел возможности, да просвистел:

Луиз Фюрнберг. Родился в 1909 году в семье купца в Чехословакии. Семья была еврейская, но настолько немецкой культуры, что Луиз даже по-чешски научился говорить уже в школе. Первая профессия — художник по фарфору. С юности тяготел к театру, стал организатором «Синих блуз», театра-плаката.

Первые его стихи приветствовал Рильке, но после встречи между поэтами разыгралась знаменитая в своё время полемика на тему искусства, в которой Фюрнберг отстаивал искусство политически ангажированное.

Естественно, становится он сотрудником коммунистических газет немецких и чешских. Живёт в Праге. Организовал театр «Эхо слева».

В 1940 году эмигрировал в Югославию, жил недолго в Италии и потом в Палестине. Выпустил в Лондоне лучшую свою книгу стихов «Ад, ненависть и Любовь».
Вот одно короткое и одно трёхчастное стихотворения из этой книги (перевёл я их ещё в 1962 году).



ЛУИС ФЮРНБЕРГ

БОГЕМИЯ

Каплями в вечность
Минутам падать.
Кровью истечь нам
В дни листопада.

Тьма подползает
Смех уничтожить…
Дети играют?
Драконы, быть может?

Но ведь горит костёр
Осени красной?
Нет: На Лауренсиберг
Краски угасли.
Прага 1939.



ТРИПТИХ

1.
В деревьях на улице ветра стон,
Тени перед глазами.
Сон — это смерть, а смерть это — сон,
Ночь говорит ветвями.

Глаза сомкни, сердце замкни,
Мёртвых поднять нет мочи!
Сны — это боль, а боль — это сны,
В комнате ночь рокочет.

Всё отступило? Что ж, погрузись
В бездны воспоминанья —
Жизнь — это сон, а сон — это жизнь.
Слишком длилось молчанье!

В деревьях на улице бури стон,
Треск сучьев кленовых.
Сон — это явь, а явь это — сон.
Мертвые, ваше слово!

Тускло мерцает в твоём окне
Свет луны ледяной…
Гнев — это сон, а сон — это гнев!
Мёртвые здесь, с тобой!



2.
Хлеб растет не для нас, не для нас – виноград
Домов у нас тоже нет.
Мы лежим безымянно, за рядом ряд,
Под кровавым покровом лет.

Над нами вечный холод и мрак,
Солнца луч не пробьётся к нам,
Ни слёзы родных, ни голос живых,
Как бы громок он ни был там.

Говорите о будущем и о том,
Что пришлось нам в тот час пережить,
Как скосили нас беспощадным свинцом,
И как нелегко уходить…

Ночь отмстила нам, по рукам и ногам
Перед смертью связав, и вот –
Веревки вокруг наших мертвых рук,
Мы лежим, как забитый скот.

И земля, что ни час, всё сильней на нас
Давит, давит, и встать не даёт…
Это ссылка, где нет ни часов, ни лет –
Лишь вчерашнего вечный лёд.

О, как счастлив любой, кто, изведав бой,
В борьбе человеком пал.
В перекличке времён встал на место он
И поломанный штык показал!

А нам, кто с пустыми руками встаёт –
Как нам в той перекличке быть?
Нам стоять в тени, когда солнце взойдёт
И мертвых будет будить…



3.
Мягко, словно весенний закат,
Коснулась ночь этих тел.
Тот, кто подобное претерпел –
Навек утешенью брат!

Как много звёзд срывалось вниз
Но хоть бы одна упала однажды
Туда, где души, палимые жаждой,
Из блеска звезды любви напились!

Все раны воспалённые
Сталью гнева раскалены…
Любовь — так ярки в дни весны
Ростки её зелёные…

А сколько раз пропадали!..
Но ветер впустую не унёс
Ни одну из ваших тяжёлых слёз,
Что завтрашний мир созидали…
1946

И ещё замечательная поэма «В парке Монза» есть в этой книге ( Её можно прочесть в моём сайте – В.Б. )

Позднее Фюрнберг написал большую поэму драматического типа «Испанская свадьба» (О Ф.Г.Лорке) а после войны жил больше в ГеДР, чем в Праге. И всё, что писал потом было на уровне агитки празднично-советских стишат. (Кроме замечательного эссе «Возвращение Густава Малера»…)

Так и пропал поэт… Книжка «Утренний странник» (1950) уже нечитаема в наше время. От советских стихокнижек того периода неотличима.

И даже контакты с Брехтом и его театром «Берлинер ансамбль» не помогли Фюрнбергу снова стать тем, кем он был во время войны… Поэт, эссеист и даже режиссёр кончился. Звёздный час его длился с 1940 по 1946 годы… А потом служил он крупным чиновником по культуре в ГДР. Так и помер в 1957 году с советскими и гедеэровскими орденами и заслуженной безвестностью…
А ведь был поэтом!!!

Реклама