:

Антонина Калинина: STELLA MYSTICA ХАНСА КАРОССЫ

In ДВОЕТОЧИЕ: 11 on 21.07.2010 at 19:47

(Ханс Каросса, Бад Тельц 1878 — Риттштейг 1956)

«Если богу будет угодно – может быть, и ты станешь волшебником, большим, чем я. Либо окончишь свои дни на виселице! Уж одно-то из двух точно сбудется» (Ханс Каросса, «Детство»)

В одной из ярчайших глав автобиографического романа Кароссы «Детство» (1922) — в сущности, законченной новелле «Волшебник», это предсказание делает двоюродный дед главного героя, старый фокусник, приехавший в последнее лето своей жизни к племяннику-врачу – отцу Кароссы. В первой своей части, касающейся волшебства, это пророчество несомненно сбылось. Едва не сбылась и вторая его часть – в апреле 1945 г. Каросса был заочно приговорен к смерти в городе Пассау, и его, жившего тогда в соседнем городе Риттштейге, спас только скорый приход союзников.

Поэт, прозаик, потомственный врач Ханс Каросса едва ли может считаться недооцененным автором у себя на родине, в Германии. Его прижизненную славу составила прежде всего автобиографическая или отчасти автобиографическая проза: цикл романов «Детство» (Eine Kindheit), «Превращения юности» ( Verwandlungen einer Jugend ), «Год прекрасных заблуждений» (Das Jahr der schönen Täuschungen), «День молодого врача» ( Der Tag des jungen Arztes); не входящие в этот цикл «Врач Гион» ( Der Arzt Gion) и «Судьба доктора Бюргера» ( Die Schicksale Doktor Bürgers), книги дневников и заметок. Предпоследнюю прозаическую книгу Кароссы – Ungleiche Welten («Несхожие» или даже «Неравные миры»), вышедшую в 1951 г. – воспоминания очевидца о тридцатых и сороковых годах в Германии, Томас Манн назвал одним из самых глубоких анализов фашизма.

По сравнению с количеством написанной им прозы стихов не так уж много. Тонкая книга издательства «Инзель», где Каросса печатался всю жизнь, – это все его стихотворное наследие, начиная от небольшой поэмы Stella mystica (1898) и заканчивая стихотворением «Весенняя прогулка в саду» (1956). Значительную часть книги составляет цикл стихотворений «Звезда над просекой». Поэт-духовидец, поэт-мистик, Каросса столь же отстранен и герметичен в поэзии, сколь предельно точен и сдержан в прозе. Каросса – поэт ровного дыхания, у него нет слабых, проходных стихотворений; виртуозная форма, точная рифма, легкий и естественный синтаксис – вот неизменные черты его поэзии.

Автобиографическая проза Кароссы переведена – как и отдельные стихотворения – на английский, французский и итальянский языки. Однако русскому читателю он пока знаком мало. В то же время это знакомство, состоявшееся в 1977 г., само по себе великая удача, выпадающая далеко не каждому поэту – удача конгениального перевода: первым, кто перевел Кароссу, был поэт и переводчик Аркадий Акимович Штейнберг (1907 – 1984). Его перу принадлежат переводы стихотворений «Пленницы и старик», «Над непогодой». Два ключевых для поздней поэзии Кароссы – да и для истории его жизни – стихотворения «Западная элегия» (1943 г ) и «Полная расплата» (май 1945 г.), были в замечательном переводе Евгения Витковского опубликованы в 1985 г.

Каросса не уехал из Германии ни в тридцатые годы, ни позже, несмотря на то, что не поддерживал фашизм и последовательно отказывался от сотрудничества с его идеологами. На уступки Каросса шел только тогда, когда знал, что за них выкупит чью-то жизнь. Тут вспоминается ирландская легенда о Кэтлин О ’Шей, выкупившей чужие души у дьявола ценой своей (и тем самым дьявола обманувшей, ибо и ее душа ему не досталась). Среди тех, за кого он ходатайствовал – поэт Альфред Момберт; именно во время этого ходатайства Кароссу вынудили принять формальный пост председателя профашистского «Европейского союза писателей», ни на одно собрание которого он тем не менее не явился. Благодаря Кароссе смог снова печататься Ханс Фаллада. Ходатайство об освобождении Петера Зуркампа в 1944 г. было безуспешным; но многим – и известным и знакомым Кароссе, и безвестным и незнакомым, прибегнувшим к его заступничеству – ему все же удалось помочь.

Моя глубочайшая признательность – Евгению Владимировичу Витковскому, благодаря которому я узнала о Кароссе и начала его переводить.

Реклама