:

Анна Глазова: ДЕСЯТАЯ ДОЛЯ

In ДВОЕТОЧИЕ: 12 on 24.07.2010 at 16:58

***
воскресенье приходит, после многих бед.
в сумраке спрятаны вещи.
многажды ходишь мимо примет,
не примечая. златоголовые
колышут головы цветы, но в сером
заметно ль.

им не левиты читать.
не привыкать начинать
с новой строфы. в голове
шум укладывается рядом с песней,
аки ягнёнок у тигра.

шкура постелена на полу.
сидя играет ребёнок,
взяв в руки, отобрав у меня
точный прибор. тоска, звериная,
медлит, как вечер.

терпкий тёрн, вяжет свет, глаз от него слезится.
видишь немного наискось.
твой взгляд кос.
словно янтарь, глаз влажен всегда.

из глубины сада мечта моя, господи.
от покрова мокрого
до звезды нет белее.
нет жемчужней весны.

скоро только до подъезда дойти.
но мне не в подъезд идти.
мне за поездом долго,
за кораблями, за крыльями самолётов
чёрным небом свободы ходить, боже.



ХЛЕБ И ВИНО

самое трезвое решение –
выпить вина.
на границе спокойствия
ты решаешь и выносишь
за скобки свои размышления.

в самом прозрачном стакане
сиротливая пена безобразного дня.
всё залито дождём. смыт снег.

опускаешься на колени
перед масляной лампой.
неслучайно действие света
на вынутый воздух.

положись на десятую долю чутья.
ты умеешь носить руки.
в чреве просит податься вода.
спешит колесо за тобой.
поспевает. всходит хлеб.

над твоими путями
не лежит уже больше туман.
так потерян не был никто.
так потерян.

положила глаз на два хлеба
и руки на срез.
разделила спокойные воды.

тянешь длинную ноту,
как не умеешь петь.

завтра не будет дождя. завтра не будет.
в солнечном дне увидишься с кем-то,
кто скажет о том,
где поднимешь ты камень.
где опустишь ступню.

на досках, отёсанных крепко,
выложен хлеб. двадцать рогаликов.
рта касаются пальцы, тихо,
утирают каплю вина.
здесь не дальше, чем пресловутое время.



***
собери нити в кулак,
завяжи узелки. в них сны, в них основы.
и на день надейся,
когда знаешь глазами, где внешний ряд –

без спроса взятые клятвы.
и помнишь ушедшее лето,
запущенный сад и полощет гамак.

там такая же темень, как в малой каморке.
ты точишь точило,
жжёшь камень в бумаге.

падаешь выше, за руку темноту
как ребёнок подол, когда своя мать
занята – спит под деревом.

под покровом стоит тишина.
в этом храме один
пепел жертв.

руки в воду. и эхо летает меж стен.
в этих стенах не жить.
в этих стенах запомнишь.
в них забудут тебя.

как крутится моль,
ходит тень и просит ответа.
затвори за собой;
и в огне виден отблеск.

Реклама