:

Петя Птах: ФРАГМЕНТЫ МЕТАГЛОРИИ

In ДВОЕТОЧИЕ: 12 on 24.07.2010 at 17:03

я вода глядящая в землю
и тут же земля летящая в небо
и сразу огонь становящийся вещью –
я в этом храме и был и не был

я этой ночью такое понял,
что буду об этом думать целую вечность
я первоцвет покидающий полдень
мне ведом торжественный путь стихий на бумагу

я в эту чашу и плыл и прыгал
с тарзанки – я чуть ли не выдумал эту влагу –
пил её и питал –
только где я теперь?
неужели я всё-таки выжил? в чьей я квартире?
Боже мой, как я давно не спал!

…………………………………………….

я погружаюсь в землю (во всю землю)
а вот колодец решил растворить в земле свои стены
да, он ещё и таков!
одел вместо каменной кладки
высокий цилиндр огня
(внутри пока всё обычно – вода как вода)
чтобы скинуть его одним ослепительным всплеском
подземного фейерверка
на радость корням.

стала сырою землёй наша ванна
стала святая земля оркестровая яма
певчая полость
со звоном ландшафтова чаша
вот оно чудо обетованное!
я погружение дважды
сверхощущение
будто бы нас закопали но не забыли
(не замарали)
мы стали от этого только краше
пружины струны
через себя пустили
открыли стволы
разрешили по стеблям ток
восставляя девять вершин
коронованной день-воронки
о ста головах
камертона дорог, узлов
тут нет никакого обмана
и нет музыкантов
(даже зачатков стиля)
теперь мы флаги
(пора ставить флаги!)
поля (толпы) склоны
поверхности снятые с ручника
золотые сегменты во сне
расчленённого исполина
так получилось
что нам не по жребию выпало
стать ареной преображения
быть её днём
и его священным сюжетом
слоистых колец ущелий
его музыкальным сопровождением
райскою жертвой

вижу землистую губочку мозг облаков
вижу взрывает как горку за горкой зерна
свою мягкую гриву
коллега земли – океан

бугорки бугорки рассыпает
свершение по рядам
теперь сортируй
восхождение по кругам

даже не мёртвое море
конечно не средиземное
буйное марево, тёмные воды видения
рвутся и следуют
лавою богоподобной материи
в форты монастыри деревни
(они из неё же и сделаны)

входит вода не вода в небольшие леса
как к себе домой
превращает холмы предместий в рельефы дна
ой ой ой

от берега до головы (дна) колодца
стремительна взлётная полоса
и обратно на землю из под откоса
из башен да кос выбегает
лесистый десант

там где раньше гуляло море
опять обрыв
и с другой стороны
там где раньше лежало море
конец игры

так среди родников город-взрыв раскинут
как гранат после вскрытия
амфитеатрами плотно посаженных сот
созерцая себя с девяти гранёных сторон –
или сколько их там обращённых в игру и ландшафт
мною отданных органов? –
каждый вздох меду башнями вид
каждый шаг
не построен – застыл и пророс
град-созвездие образов

между вершинами должно держать учреждающий интервал
«октаву и вакуум» – понимаешь о чём это я?

чёрная туча ложится на пол
белая туча выходит на первый план
а под ней перевёрнутый купол
однажды беззвучно упавший волан
а теперь снизу вверх без конца возглашающий рупор –
ах, какой же ты всё-таки крупный, небесный
царь-котлован!

свершение!
сердце растягивает меха
в пещерах
сжимает естественный страх
до размера ларца
до смешных размеров
золочённого птичьего черепа
в сундучках и сокровищницах

пробуждается погремушка в кургане

холм холму проводит по лбу
индевелою веточкой розмарина –
интимный пароль
(операция тайного парка
«роса на снегу») –
протирая стекло
перед тем как разбить витрину
сосной осторожно касается губ,
пианистку подводит к сугробу
(ебёт её в жопу) –
скандал на обочине!

чудо хватает почву за парашют

камень берёт в жёны камень
а она ревёт человеческими слезами:

не откапывай самолёт
пусть планеты играют в гольф
очень надо залезть под лёд
заглянуть под занавес,

очень надо теперь пожелать:

разомкнуть бы и выколупать
припрятанный глаз
сейчас или никогда!
когда же, как не сейчас?

заколпаченный воздух почать
отпустить
(постепенное исчезаю)
дежурную часть,
а волну молодого желания
наоборот – придержать
лишь бы длились ещё эти чары!
ура!

как такое свершение, милые клочья, прикажете величать?

величайте его в этот раз
новобрачный оркестр
(битый час)

среди внутренних органов
и среди рваной бумаги окрест
есть игривые гении мест
есть скрипичных дел мастера
что с утра до утра

упоённые тратой кидают
жемчуг на жернова
и в цеху на работе толкают
железо по желобам
и траншеям трактата
(по воздухопроводам – кровь)

из кургана во сне посылают
сигналы по василькам
по соломке шлют небо по капельке

будто на свадьбе
в знак радости
жгут карту мира
(стреляют по окнам)

а это не та квартира!

…………………………………………….

а на соседнем холме говорят что деревья полые
и что от дерева к дереву ходят чудесные норы
(хочешь попробуй через дупло)
а ещё есть неясный ход посреди дороги

от дерева к дереву ходит земля под своими деревьями
в новую польшу из лифты
счастливая весть
деревья решили проблему подземного сообщения

запросто может каштан посетить наше кладбище
воздухом дальним листать его белые клавиши
сразу на въезде
проведать – ну как там наши

счастливо тронулся путь от чаконы до пальмы
прах на перроне встречает из рима лавры
ходки и почести
вещих дубрав от террасы к террасе

в праздники, осенью
дикий миндаль
в суеверные спины
паломникам крутит дули,
бьёт пилигрима в лицо кулаком
и танцует

толщи под ним пародируют
водное, рыбное
комья под ним в темноте
знают слово обидное

кто заглядится на черные крючья
миндальных кривляний
тот ни за что в октябре не предскажет
его цветенья

кто же прозреет задаток его экстаза
не проживет чтоб увидеть его
хоть еще один раз

дерево-полость
зачем ты дерёшься, чего ты хочешь?

тут ещё эти – фиги –
вскидывают, возбудясь, кулачки
и хлабысь по почкам

не мудрено получить по микиткам от цитрусовых
по сусалам от авокадо
праздно шатаясь в садах
в это время года

дерево-голос
чего ты бушуешь, чего тебе надо?

…………………………………………….

остолбеневшая мантия в гору
пустой походный костюм

плоть переложенная тетрадью –
дорожные хлопоты

…………………………………………….

в стрельчатом хоре трав
колючем ковре смычков
произвол и мутация форм –
не спросить отчего, за что

что это за инструмент – не спросить
гриф как меч
а вместо струн – волосы
я тут как тут – разумеется голый
ложусь в почву
слышу валторну

что это за инструмент который
обходится только дыханием и мокротой
красиво и трогательно
не в голове но около
вижу другое
теперь совершенно другой
источник волшебного клёкота

за контрабасом полезу в норы
я сам нора
в своём роде

переворачиваю берлогу
найду педаль-ногу
руду с удовольствием потревожу

не здесь ли мой предок зарыл
гром и молнию
чтобы теперь я не глядя достал из земли
свирель с двойной тростью

там где раньше был гной
пардон – жир
аккорд теперь делает дррррр
а не как либо там ещё
всё говорит об одном –
забирай наготу подноготную
её и так слишком много
пусть уж лучше она обратится
ещё аккордом
степной окарины, трубы и трубы носорожьей
такой родной!

а когда у далёкой моей, позабытой лодыжки
(удивительный факт, что она где-то там лежит!)
пробуждается принц
за немыслимо тонкою ширмой
(проросший кувшин родник),
повсеместно решают:
воистину в этом краю к стихиям
не подмешивают стрихнин!

…………………………………………….

между мною ландшафтом и инструментом
нету прослойки крема

нет между горлом и шеей водораздела

не маскирует поверхность ядра
подозрительной бреши

не расслоит наконечник копья
волокон пера

от края до края ищи не ищи
нету формулы возвращения

хоть молись на них хоть дави
фосфоресцирующие прыщи

нет предела нашему восхищению!

Реклама