:

Борис Дозорцев: БУДДА ВИТАЛИЙ ЖВАЛА

In ДВОЕТОЧИЕ: 13 on 02.08.2010 at 21:05

(Из чего менее ленивый читатель может узнать кое-что о Буддах, а более ленивый – где достать картонные коробки)



Если в Тель-Авиве вы свернете с улицы Эвен Гвироль на бульвар Бен Гурион, то окажетесь под «мостом» – крыльцом муниципалитета. Сразу же за ним – светофор. Через двадцать метров после светофора вы можете повернуть к стоянке комплекса Ган hа-Ир. Как только заедете на стоянку, еще до будки охранника, поглядите направо. Вы увидите большую металлическую дверь зеленого цвета – это и есть ваша цель.
Остановите машину. В этот момент к вам подойдет охранник Геннадий и попросит открыть багажник. Молча соглашайтесь. Главное, не вступайте с ним в разговор. Если вы скажете охраннику, что приехали за коробками, он тут же ответит, что коробок нет. Если начнете объяснять, что были за зеленой дверью и видели коробки, к вам подойдет другой охранник – Ави. Он сообщит, что ровно пять минут назад подъехал большой грузовой автомобиль и забрал абсолютно все коробки. Ваше общение будет напоминать компьютерную игру с расширенным поведением участников – как только привлекаете внимание, активизируется новое препятствие. Иначе говоря, действует известный принцип: если не спрашивать – то можно, если спросить – то нельзя. Вот и поступайте в соответствии с этим принципом – ни о чем не спрашивая, проезжайте мимо Геннадия и Ави, жмите на большую кнопку возле будки Николая, получайте талон и спокойно паркуйте машину.

Затем идите прямиком к зеленой металлической двери. Не волнуйтесь, она будет открыта. Заходите, смелее. Вы попадете в большое помещение, в центре которого отгорожена площадка с коробками. Множество коробок – большие, маленькие, средние. Для любой цели – от хранения старой обуви до переезда на новую квартиру. Берите коробки, не стесняйтесь. Набрав, сколько можете унести, возвращайтесь к машине. Если поступите именно так – все будет хорошо, охранники вас даже не заметят.

Ну вот, пожалуй, и все – для тех, кого интересуют только картонные коробки. Если вы из «менее ленивых» – извольте:

…Затем идите прямиком к зеленой металлической двери. Не волнуйтесь, она будет открыта. Заходите, смелее. Вы попадете в большое помещение, в центре которого отгорожена площадка с коробками. Между площадкой и левой стеной – узкий проход,
в конце которого находится стул. Напротив стула – пресс, куда периодически отправляются коробки. На стуле сидит человек со светлыми волосами. Ему лет сорок пять на вид. Приятные черты лица, серые глаза и блуждающая улыбка. Человек курит сигареты LM, одну пачку в день. Окурки тушит о бетонный пол и складывает в жестяную банку. Раз в полчаса человек берет несколько коробок и швыряет их в пресс. Затем снова садится на стул и курит. Никогда не разговаривает – за пятнадцать лет, проведенных за зеленой металлической дверью, человек не произнес ни слова. Охранник Геннадий утверждает, будто несколько раз видел в руке человека телефон, но при этом у него был закрыт рот. Никто не знает, где он живет, есть ли у него семья или любовница. Для охранников, работающих по соседству, он такая же загадка, как и для нас. Этого человека зовут Виталий Жвала.

Одному известному профессору тель-авивского университета понадобилась дюжина чистых картонных коробок – для складирования своего архива. Так же, как я вам, кто-то рассказал профессору о зеленой металлической двери. Там он нашел коробки, а также нашел Виталия Жвала.
По дороге домой ученый рассуждал примерно таким образом: «Человеку свойственно структурировать время. Либо через физическую деятельность, либо посредством умственной. Либо тем и другим вместе. Курение и прессование коробок явно не позволяют Виталию полностью расходовать временной запас. Напрашивается вывод – большую часть дня он пребывает в раздумьях».

На следующий день профессор задал двум своим студентам–философам один и тот же вопрос: можно ли считать Виталия Жвала Буддой?

Первый студент, Рони Липкин, выбрал действовать напрямую – отправился в Ган-hаир и понаблюдал за Виталием. Через неделю он положил на стол профессора лист бумаги, на котором было напечатано:

«Наблюдая за Виталием, можно предположить, что он весьма склонен к размышлениям. Плоды этих размышлений, однако, Виталий никоим образом не документирует – не ведет дневник, не записывает тексты и никому ничего не рассказывает. Мысли, не обработанные разумом в текст либо переданные устно, не имеют сами по себе никакой ценности, равно как не имеют доказательства своего существования априори. Следовательно – не отрицая того категорически,
я все же имею достаточное основание Виталия Жвала Буддой не считать».

Другой студент, его зовут Арнон Левин, ничего не положил профессору на стол – ни через неделю, ни через две. Затем он попросил другое задание, хотя это вовсе не означает, что студент не пытался справиться с первым. Вот что произошло с Арноном, когда тот решал задачу профессора.

Арнон тоже ездил на стоянку с зеленой металлической дверью. Он заходил в помещение, где находятся коробки, и видел Виталия на стуле. Но не стал там задерживаться. Студент поднялся на галерею и укрылся за лифтом, чтобы меньше привлекать внимание Геннадия и Ави. Он простоял там около часа, а потом на стоянку въехал большой грузовой автомобиль. Двое рабочих быстро покидали картонные брикеты в кузов и уехали. Арнон сел в свою машину и последовал за ними. Грузовик долго полз на север, затем свернул на восток и остановился возле серого бетонного забора с вывеской «American Israeli Paper Mills». Ворота в заборе отворились, автомобиль въехал на территорию завода, грузчики ловко разгрузили брикеты.
Арнон наблюдал за происходящим снаружи. Теперь брикеты, прессованные Виталием, находились среди огромного количества им подобных – привезенных из других мест. Студент оказался к этому готов. Он перешел дорогу и поднялся на крышу заброшенного дома. Ждать Арнону пришлось целую неделю. Он даже похудел немного – питаться нужно было в отвратительной забегаловке внизу, а далеко от своего поста Арнон уходить не хотел. Наконец, его терпение было вознаграждено – подъехал человек на подъемнике и забрал брикеты Виталия внутрь цеха. На следующий день из серых ворот вырулил большой грузовик. Арнон прыгнул в свою машину и следом за грузовиком вернулся в Тель-Авив. Новенькие тетради с желтой обложкой выгрузили в магазин «Кравиц» в Дизенгоф-центре. Вскоре после этого магазин закрылся.

На следующее утро Арнон пришел в «Кравиц» и стал делать вид, что выбирает тетрадь. Студенту повезло – все тетради с желтой обложкой находились на одной полке. Оставалось только ждать покупателей. Через полчаса одну из тетрадей приобрел молодой человек в бейсбольной кепке. Арнон поспешил за ним. Молодой человек вошел в обувной магазин, стал примерять кеды. Арнон наблюдал через стекло витрины. В какой–то момент его внимание привлекли стоявшие там желтые ботинки
с зелеными шнурками. Когда Арнон оторвал от них взгляд, молодого человека в магазине уже не было. Студент хотел броситься его искать, но заметил, что тетрадь
с желтой обложкой спокойно лежит на скамейке. Арнон взял тетрадь и пошел к выходу. На полпути передумал – велел продавщице принести желтые ботинки с зелеными шнурками, сорок первого размера. На ноге они еще сильнее понравились Арнону. Студент купил ботинки и прямо в них отправился назад в «Кравиц». Возле касс стояла небольшая очередь. Девушка в зеленой майке одной рукой держала сумку, а другой – желтую тетрадь. Арнон схватил пачку карандашей, встал за девушкой. Та расплатилась и вышла из магазина. Арнон бросил карандаши на прилавок и выбежал за ней. Девушка спустилась на второй этаж и присела за столиком кафе. Арнон занял соседний стол. Девушка вытащила из сумки компьютер и включила его, Арнон попросил чашку кофе. Девушка заказала чай, вытащила ручку и открыла желтую тетрадь. Студент видел, как она стала туда что–то записывать, но не мог разглядеть, что именно. Девушка почувствовала его взгляд и обернулась.
– Вы считаете это простым совпадением? – спросил Арнон.
Девушка сделала вид, что не расслышала, а студент пояснил:
– Мои ботинки в точности такого же цвета, как обложка вашей тетради, а шнурки в них – как ваша майка.
Девушка в зеленой майке поглядела на ноги Арнона, затем на тетрадь. На свою майку она глядеть не стала, а снова посмотрела на Арнона.
– Да, я думаю, это просто совпадение, – сказала она с улыбкой и отвернулась.
– Извините за назойливость, еще один вопрос… Можно?
Девушка неохотно повернулась.
– Мне очень нужно знать, что вы пишите в своей тетради. Если это не очень личное, конечно…
– Я готовлю работу для университета, – равнодушно сказала девушка.
– На какую тему?
– Можете посмотреть, если вам так интересно, – девушка кивнула на свободный стул.
Арнон подошел к ее столику, присел, заглянул в тетрадь.
Вот что он увидел:
«The prime sources of information regarding Siddhartha Gautama’s life are the Buddhist texts. The Buddha and his monks spent four months each year discussing and rehearsing his teachings, and after his death his monks set about preserving them….»
Арнон поглядел на компьютер. Затем – на его хозяйку.
– А что тут такого? – спросила девушка.
– Если в качестве семинарной работы вы переписываете страницы из Википедии, почему в тетрадь? Почему бы вам просто не сделать copy–paste в новом документе и не распечатать страницу? Ведь работы все равно подают в печатном виде, а не в тетради.
Девушка не обиделась.
– Дело в том, – сказала она, – что я не просто копирую Википедию. Переписывая текст от руки, я его обрабатываю. Читаю кусок текста, потом записываю. Иногда у меня выходит слово в слово, как в оригинале, иногда – импровизация. Так или иначе, я обрабатываю текст в сознании…
– Понятно, – сказал Арнон и замолчал.
Молчание затянулось.
Девушка подняла брови и снова улыбнулась:
– Есть еще вопросы?
– Нет, извините, – туповато сказал Арнон и пошел к своему столику. Оставил десять шекелей и вышел из кафе. Девушка в зеленой майке разочарованно смотрела ему вслед.



Арнон спускался по эскалатору и ругал себя за то, что не продолжил с ней разговор. Она ведь ему понравилась – девушка в зеленой майке. Он подумал вернуться в кафе, но не решился. Испугался, что будет выглядеть совсем уж глупо.

Когда Арнон выходил из Центра, у девушки зазвонил телефон. Она взглянула на номер и приложила телефон к уху.
– Привет, папа, – сказала девушка по–русски. – У тебя все хорошо?

– Надеюсь, что так оно и есть. У меня тоже все в порядке. Только что в кафе, где я сейчас нахожусь, со мной пытался познакомиться один фрик. Симпатичный, такой, кстати… Его, якобы, очень интересовало, что я пишу. Я даже пригласила его за свой столик, а он заглянул ко мне в тетрадь и ушел… Знаю, знаю, что ты хочешь сказать… Ну, хорошо. Я заскочу к тебе на выходных. Смотри, не надрывайся там на своих коробках.
Целую, пока.



01.09.08
Тель-Авив

Advertisements