:

Тодрос Абулафия: ЛЮБВИ НАУКА

In ДВОЕТОЧИЕ: 15 on 23.11.2010 at 17:36

* * *
Совсем не грех — желания любовны,
Те, кто девиц желают — невиновны,
Но знайте — лишь любите дочь араба,
И будь смугла, и стан не очень ровный,
И удаляйтесь дочерей Эдома,
И пусть оне сияют, солнце словно.
И пусть оне в парчу и шелк одеты —
Нет прелести во всех них поголовно,
Одежды их в помоях и в известке
И их нечистоплотность баснословна,
А их распутство не пленяет сердца,
Оне в распутстве — глупые, как бревна.
Арабки же полны очарованья,
Прелестны, веселы и полнокровны,
Как будто в платьях, золотом расшитых
Оне — и будь наги и беспокровны,
И в блуде обладают разуменьем,
И хитроумны в сладости альковной,
Восставят мертвых, «Ах!» — сказав, коснувшись
Ногой и поведя дугою бровной.
И потому-то, страсть к эдомитянке —
Как будто скотоложество, греховна.



* * *
От схваток страсти мне не разродиться,
От плена лани не освободиться.
Лобзать арабку-лань желаю всей душой,
И с радостью бы стал я молодицей,
Ведь женщин лишь она лобзает, и затем,
Что я мужчина — мне не насладиться!



* * *
Я поседел, измучен страсти жаром,
Увы, я юн, а стал как будто старым.
Мне говорят: «Теперь пора забыть любовь» —
Глупцов забуду, что болтают даром.
Мне не любить, раз сед? Да я б не поседел,
Когда б не уступил любовным чарам.



* * *
Я есмь Любовь. Мое от века право,
И надо всем живым — моя держава.
И в глубине души — моя обитель,
И сердце человека — мне оправа.
Мне души благородные по нраву,
А подлые — презренна их орава.
Цари с царями бой ведут кровавый —
Но все передо мной склоняют главы.
Мне покорится воевода бравый,
Не устоит вельможа величавый.
Не ополченья у меня — олени,
Не копья и мечи, а девы-павы,
Не луки — брови юношей прекрасных,
Не сабли — брови дев сулят расправу.
Порою слаще я, чем мед из соты,
Порою же я — горькая отрава.
Что продолжать? Несется не лукава
Весть обо мне налево и направо!
И служат мне сыны владык могучих,
И мир мою провозглашает славу!



* * *
О слезы лоз, вы возбуждаете страсть,
Несете весть любви — все слышат про весть!
Коль назореи мне бы вняли — они
По телу бритвою б решили провесть.



* * *
Любви наука — закон мой и учение,
Пусть я умру от любовного влечения,
Лишь пламя страсти пускай меня спалит, обо мне
Не надо слез и не надо огорчения!
Легко приму от любви я смерть, не плачьте, друзья –
Мне дорога смерть от сладкого мучения.
Лучей пылающих страсти, океана любви
Хочу: те — пыл мой, тот — слез моих течение.
Ласк нынче время, о как мне страсть оленя мила –
Равна моей, нет меж ними различения.
Лик друга — в сердце моем запечатлен, и когда
Я далеко — нет меж нами разлучения.
Лелеял в сердце мечту я сердцу дать отдохнуть –
Рекло оно: «Мне в любви лишь облегчение».
Лью слезы тайно в разлуке я, но вслух не ропщу,
Чтоб другу слух не доставил удручения.
Льну я к оленю, я раб его; чем рабство трудней,
Тем мне труднее расторгнуть заключение.
Листы полыни — любовь, а для меня — мёд, затем
Любви наука — закон мой и учение.



ПЕРЕВОД С ИВРИТА: ШЛОМО КРОЛ



ТОДОС БЕН ИЕГУДА АБУЛАФИЯ (1247-после 1300) жил в Толедо. Служил при дворе кастильского короля Альфонсо Х, но был заключен в тюрьму вместе с многими другими еврейскими придворными. Тодрос провел несколько лет в тюрьме, был освобожден сыном Альфонсо X, Санчо IV. Поэзия Тодроса Абулафии — продолжение традиции еврейской поэзии, расцветшей в арабской Андалузии в 10-12 вв., но в его поэзии прослеживаются также следы знакомства с поэзией трубадуров.

Реклама