:

Антро Ом, Александр Альтшулер: КЕМ Я БЫЛА?

In ДВОЕТОЧИЕ: 16 on 16.08.2011 at 16:37

С 1994 года на израильской арт-сцене появляется новая творческая личность – Антро Ом. Он – активный участник выставочной жизни, создатель Double Space студии, куратор выставок своих друзей-художников, автор «антроарта» – собственной концепции в искусстве. На его счету множество выставок в Израиле и за рубежом, его имя появляется в каталогах, газетных статьях, Интернете.
Антро Ом – наш с Юлией Лагус совместный проект, просуществовавший приблизительно до 2003 года.

Одна из значительных работ того периода – акция «Переводы». Идея ее заключалась в том, чтобы освоить мультилингвистическую среду, в которой мы оказались в Израиле. В нашей тогдашней тусовке было много выходцев из разных стран – художников, музыкантов, актеров. Далеко не все хорошо владели ивритом как «средством межнационального общения», поэтому изъяснялись друг с другом кто как мог.
В этой модели общения, дополняемого мимикой, жестами, рисунками, музыкой, нам увиделся образ пестрого израильского общества, зачастую использующего, за неимением других, чисто перформансные средства коммуникации – мы довольно часто наблюдаем это в жизни. Более того, эта деятельность рассматривалась нами в более широком контексте как акция по преодолению последствий вавилонского смешения языков.

По нашей просьбе поэт Александр Альтшулер написал стихотворение «Кем я была?», в котором в форме звучащих рефреном вопросов и ответов размышляет о пространстве и времени нашего сушествования. Мы с Юлей сделали подстрочник этого стихотворения на иврите и попросили Анат Левин – молодую израильскую поэтессу – осуществить его литературный перевод. Оказалось, что каждая фраза требует долгого и обстоятельного разъяснения.
С иврита стихотворение на английский язык перевел Поль Рабофф, филолог из Англии, на французский – выходец из Франции скульптор Ханан Динэль, на испанский – студент из Испании Федерико Эйнес.
Перевод на немецкий (Анна Куслик), лытышский (Эва Риенице) и грузинский (Гога) были сделаны с русского.
Мы определили непременное условие – все участники процесса переводили стихотворение на свои родные языки. При этом мы не ставили задачу подобрать людей, обладающих литературным опытом. Тем интереснее оказалась их работа над переводами.
Все переводчики добросовестно пытались сохранить особенности оригинального текста, но неизбежно допускали неточности и искажения. Так, например, неожиданно камнем преткновения в английском переводе явилась строка «была я лебедем, овцою тонкорунной». Поль заменил «тонкорунную овцу», для которой не нашел убедительного образа в английском языке (что кажется странным, принимая во внимание богатую традицию английского овцеводства) на овцу с «каменным силуэтом». Таких курьезов было много.
Все участники написали тексты своих переводов от руки и начитали их для аудиозаписи. Из этих чтений был смонтирован аудиоряд, который мы затем использовали в целой серии наших перформансных и видео работ.
К сожалению, мы не можем оценить качества всех переводов из-за незнания большинства языков, но интонация, темперамент и особенности звучания проявляются в них достаточно ярко. Так, французский звучит весьма эротично, испанский – темпераментно и напряженно, немецкий – резковато, английский – «окультурено», русский – протяжно и раздольно, иврит – статично и математически точно.
Можно с уверенностью сказать, что стереотипы восприятия национальных характеров нашли в нашей работе свое полное подтверждение.

Несколько слов о наших работах в рамках проекта «Переводы».
В 1997 году в помещении Double Space Studio в Иерусалиме состоялась однодневная выставка и перформанс «Translations. Inside». В нем принимала участие Эва Риениеце –она обыгрывала интонацию каждого из звучащих на разных языках стихотворений с помощью трансформации собственного платья внутри созданной нами инсталляции, состоящей из семи развешанных белых шелковых полотнищ с написанными на них строками стихов. Эти полотнища разделяли пары стульев, расположенных лицом друг к другу. На одном из стульев каждой такой пары восседали фигуры из металлической сетки, второй стул использовался перформансисткой как место действия для развития диалога-жестикуляции. Все объекты выставки были белого цвета, включая платье перформансистки, и сияли в темноте благодаря ультрафиолетовому освещению. Приглашение обращалось к гостям вечера с просьбой не приходить в белой одежде, поэтому они оказались визуально как бы «стерты» из общей картины перформанса, несмотря на то, что могли свободно находиться внутри инсталляции. Выставку посетило более двухсот человек.

В 1997 году на международном фестивале «Эвен ба-Галиль» в Маалот был показан перформанс «Translations. From the Far». На озере Монфор мы получили в свое распоряжение небольшой островок, на котором была сооружена инсталляция из стульев. Юлиана Петрова, принимавшая участие в нашем проекте, переплывала озеро. При этом ее платье было привязано к длинной веревке, концы которой находились в руках сидевших на острове. Медленно сматывая веревку, мы заставляли Юлиану преодолевать расстояние до острова и постепенно стягивали с нее платье. Достигнув острова, она выходила на берег и удалялась в глубь острова обнаженная – ее платье, распятое на веревках, оставалось у нас в руках. Ритм всему действию задавала запись чтения стихов, разносившаяся над озером. Зрители стояли на берегу и наблюдали за происходящим издалека.

В том же году мы осуществили перформанс «Translations. Outside» на международном фестивале «Театрон Ерушалаим», используя ту же запись. Я возила среди толпы зрителей скамью-тележку с сидящими на ней фигурами из металлической сетки, при этом благодаря вращению колес разматывалась катушка с лентой, на которой были записаны тексты переводов. Юля шла позади тележки на некотором расстоянии, сматывая ленту на катушку. Зрители успевали прочитать отдельные строки стихотворения.

В 2001 году было создано видео, в котором каждый из языков находит визуальное отображение в различных действиях, производимых руками.

Это видео использовалось в перформансе, показанном на фестивале в тель-авивском перформанс-арт центре «Миклат 209» (впоследствии сгоревшем вместе со всем дорогостоящим оборудованием). В ходе перформанса я купала Юлю в прозрачной ванночке, поливая ее алкогольными напитками, каждый их которых выражал определенную национальную идею (немецкое пиво, русская водка, французский коньяк, английский виски, израильское кидушное вино и т.д.). Видео демонстрировалось на большом экране как визуальный и звуковой фон перформанса, и наши действия были с ним синхронизированы. Получившаяся в ванночке смесь напитков затем предлагалась зрителям для дегустации. Понятно, что «смесь культур» оказалась на вкус не очень-то удобоваримой.

ГАЛИНА БЛЕЙХ

АЛЕКСАНДР АЛЬТШУЛЕР

Кем я была в молчании ночном?
Порханьем бабочки была в мерцаньи лунном.
Кем я была, где хаос ищет свет?
Была ты лебедем, овцою тонкорунной.
Кем я была, пока не родилась?
Вилась, вилась, в свет утра поднимаясь.
Кем я была, когда сжималось время
и расслаблением текло….
Была ты матери ребёнком незаметным.
Кем я была, когда мой час настал?
Перегородкой, шумом неизвестным,
и на краю, на пире жизни живёшь по правилам чужим.
Кем я была, когда возврата нет?
Скульптурою, источником, листвою.
Кем я была, где «прежнее» сейчас?
Растянутой землёю бесконечной.
Мы встретились прежде, но где, я не знаю и память чужую своей облекаю, и всё инородно во встреченных «я», где хаос рожденья скрывает тебя.

1997

***
Who were you in the silence of the night?
I was quiet as a butterfly’s flight
And as soft as velvet moonlight.
Who were you when chaos deranged the light?
I was a swan, a sheep with a stone silhouette;
Grew looping beanlike until morning was crowded out
And like a fist strands of time knotted tight.
I was a child bashful behind my mother’s calves —
The embarassed rose coloring the edge of life’s feast
Living by alien law. Where were you when your star arose?
Who are you at the point of «no return»?
I was a sculpture, a fountain deep in wildest green.
Who are you now the past is here?
I am an endless horizon,
Met you before but don’t know where.
Ask someone whose memory is as long as mine.
Everyone is the strangest foreigner
Once born then hidden where earth is overgrown.

Translated by PAUL RABOFF

Advertisements