:

Гали-Дана Зингер: ЭМИ ЛЕВИ, СКАРДАНЕЛЛИ И ВСЁ?

In ДВОЕТОЧИЕ: 16 on 16.08.2011 at 16:35

Можно составить длинный список, перечисляя, как я переводила стихи:
с языка, который знала, на язык, которого не знала;
с языка, которого не знала, на язык, который знала;
с языка, которого не знала, на язык, которого не знала;
с языка, который знала, на язык, который знала;
с языка, которого не существовало, на два существующих языка;
стихи, которых не было, на язык своих стихов;
поэтов, которых не было, на язык своих стихов;
чужие стихи, для того, чтобы их прочесть,
для того, чтобы выучить язык, с которого переводила;
для того, чтобы выучить язык, на который переводила;
для того, чтоб их полюбить,
для того, чтоб их возненавидеть,
за деньги,
из любопытства,
из интереса,
по подстрочнику,
со словарем,
сходу
и на ходу,
по теме (у стихов не бывает темы),
целыми книгами,
просто так,
на заказ,
со скуки,
с тоски,
по дружбе,
вольно,
с ошибками,
буквально,
с трудом,
со стыдом,
легкомысленно,
с восхищением,
с отвращением,
с сохранением всех особенностей рифмы и ритма
и без оного,
свои стихи, чтоб понять, что они мне чужие,
и никогда – чужие стихи, для того, чтобы ощутить их своими.
Хотя и была к этому близка. Ближе всего — дважды,
когда мне понадобились проводники. Вроде того, которого Г.-Х. Андерсен называет один раз «дорожным товарищем», а другой — попросту «мертвецом».
Есть места, которые не всяк способен посещать в одиночестве. Точнее, не всяк способен их покинуть, раз ступив на их вязкую почву.
На территории, которая называется «смерть», меня встретила Эми Леви, вернее, две Эми Леви, назовем их Эми Леви Первая и Эми Леви Вторая. Обеих я перевела на иврит, обе перевели меня на другую сторону. Их стихи не стали моими, мои стихи отказались от меня.
Из местности, в которую вел указатель «безумие», я вышла со Скарданелли, слугой, чьи последние стихи написал Гельдерлин.
Я переводила и писала, не задумываясь, где перевод, где мои стихи, иногда очень точно следуя английским подстрочникам, иногда пускаясь во все тяжкие, иногда вставляя одно единственное слово, менявшее все до основания. То, что писалось, было ничьим, оно принадлежало и будет принадлежать опыту тех, кто это испытал.
 


ВАШ ПОКОРНЫЙ СЛУГА СКАРДАНЕЛЛИ
(стихи его безумия)

Часть первая

ТРИ ЭПИГРАФА

ПОЛДЕНЬ, ПОЛНОЧЬ

ТАК ТЯГОТОЙ ЗЕМНОЙ ТВОЙ ВОЗДУХ УПОЕН. ВОТ И ТЕЛО

НЕТ, УТЕШЕНИЙ БОЛЬШЕ НЕТ. НЕТ НИЧЕГО УЖАСНЕЙ ЧЕМ

ПОЧТИ НЕ БРЫЗНУЛО ВНЕЗАПНО ГЛАЗ

 

Часть вторая

СРЕДИНА ЖИЗНИ СЕРЕДИНА ЖИЗ

ПРОГУЛКА

КОГДА С РАЗ-СТОЯНИЯ

ЛЕТО

ОСЕНЬ

ЗИМА

ВЕСНА

















Реклама