:

Аарон Шабтай: С ХОЛОДНОЙ ЖОПОЙ

In ДВОЕТОЧИЕ: 17 on 08.01.2012 at 19:40

Я НЕ ОДИН

Лицо мое раздулось, как батат,
Остатками волос покрыта голова,
Улыбка — словно разогретая жратва,
Язык во рту цепляется за ряд

Протезов шатких. Но морщин пока что нет,
И кожа все еще — младенчество само.
Но хватит уж смотреть тебе в трюмо.
Пора по лестнице подняться в туалет.

Ты о Бардо мечтаешь, о Брижитт?
Вот, книжка о Бетховене лежит.
Возьми с бачка, читай, сев на горшок.

Всех женщин, Людвиг, ты милей в сто раз.
С холодной жопой, я прочел сейчас:
«Я не один, когда я одинок».



***
Чем мне по вечеринкам бегать бодро,
Иль ебли ради обходить бордели,
Решил: женюсь-ка я, на самом деле,
Чтобы со мною рядом были бедра

Одной. Культ учрежу ее красотам,
Любовь, серьезность — все в нее вложу
Что сердце может. С нею возлежу
И буду заниматься сексом оптом,

И по два раза в день, когда охота.
Но с лавкою мясной сравнишь едва ли
Жену — скорее, с фабрикой морали.

На четверть где-то, ем я бутерброты,
Пощусь же на три четверти примерно,
И жить учусь морально, добро, верно.



НЕДЕЛЯ ПОЭЗИИ 1992

Я смотрю премьеру в лицо и вспоминаю, как когда-то
холоден и жесток был деревяный стульчак унитаза.
Это было давным-давно, во времена мандата…
А сейчас — национализм и религия, две бляди-заразы

подчинили власти своей национальный дом,
сговорились превратить оазис сердца в засранное очко, у птицы
еврейской культуры выщипывают перо за пером.
Люди, проснувшись, не желают взглянуть в зеркало на свои лица.

Я вижу Сару, Рахель и Ривку: три старые хрычовки
передают из рук в руки зуб над миской в благотворительной столовке;
мяса осталось уже совсем немножко

на крыле птицы, что пела в выси ветвей за окошком.
Жуйте помедленней, Грайи, уж пусто блюдце,
и вот, звуки еврейской песни из жоп раздаются.



***
Не увидит Я грядущего слиток златой,
кроме как вернувшись назад, во тьму, под мглистый покров,
пав на труп свой, лежащий в прошлом, словно в глине густой,
И освободив его от раскаяния оков.

Для этого облачится в форму «Он», как в комбинезон,
и принесет сосуды — сердца сосуды,
и жизнь вдохнет в мальчика — тот испуган и удивлен,
глядя в зеркало: взор без оскобленья отражается оттуда.

Он ему скажет: «Встань, тот, кто был я,
Иди, оступайся, заблуждайся без стыда,
будь надменным невеждой, разрушь жизнь свою.

Ведь лишь из твоей руки — пища моя,
и если прощу тебя — цельным стану только тогда.
Смотри, я ломаю бич, я не бью!»

ПЕРЕВОД С ИВРИТА: ШЛОМО КРОЛ

Реклама