:

Геннадий Цехмейстер: ИВАН КААСАН

In ДВОЕТОЧИЕ: 17 on 08.01.2012 at 17:32

НАЧАЛО

Жил-был Иван Каасан. Жил неплохо, весело. На большой сосне построил знатный дом из красного иерусалимского камня, с черепичной крышей и новым солнечным бойлером.
Иван Каасан был русским царем, когда-то смещенным с престола своим собственным портретом, который, надо отдать ему должное, отлично справлялся с царскими обязанностями. Стесняясь своего позора, Иван бежал куда глаза глядят. А глядели они почему-то в сторону нашего дивного, привольно раскинувшегося на холмах, города. Так он оказался в городе Има. И вел он в нашем горячо любимом городе необузданно праздный образ жизни, чтобы забыть, запить, стереть прошлые неудачи.
Однажды, в очередной раз желая наставить себя на путь истинный, Иван затеял грандиозную гулянку, на которой был безудержен в своем веселье. Вечером, на пятый день праздника, осушив немереное количество эфирных напитков небесной фирмы «Алики и Карлики», вся компания в одночасье рухнула на пол. Забавно было наблюдать, как высокопоставленные гости сосисками висят на раскидистых лапах видавшей виды сосны. Но чтобы такие! О бедных соседях и говорить не приходиться. Они вовсе потеряли покой и сон, но перчить взбалмошному Ивану Каасану не рискнули. Только Дед Мороз, обитавший, в силу определенных обстоятельств (о которых речь пойдет чуть позже), на соседнем кипарисе, несколько раз звонил куда следует, но в выцветающих кабинетах иудейской полиции, его славянскую речь никто не принял всерьез.
Кое-как придя в себя, гости разбредались по средам своего обитания. Кто в Азию, кто в Европу, кто в европейскую Азию, кто в азиатскую Европу, кто на Африканский континент. Были там гости не от мира сего, но о них и говорить не приходится. Нам бы с этим миром разобраться.
Всем, правда, пришлось добираться обычным транспортным ходом, потому что в городе Име волшебство не срабатывало. Здесь не было заземления.
К земле, вот куда обращена сила чародея. Има — божье место, к небу устремляются тут мольбы верующих. Духам и джиннам здесь не развернуться. Их заклинания разлетаются, как карточные домики.
Кое-как, чертыхаясь, добрались до египетской границы, а там — прямым ходом домой. Кто на метле, кто на сапоге. Принцесса Оснат предпочла добираться в свой африканский шалаш на белой зебре, зарекаясь впредь не попадаться на крючок этому обаятельному сумасброду.







ГЛАВА 1

После того как даже друзья перестали посещать Ивана Касана, он потерял всякое чувство меры и искать его не собирался. Безумные идеи стали посещать его мозг с частотой надоедливой мухи. Одной из таких мух была мысль украсть Камень Равновесия, и она сразу пришлась ему по душе.
Камень Равновесия хранился на соседнем Кипарисе и оберегался самим Дедом Морозом.
«Только бы заполучить этот камешек», бубнил себе под нос Иван Каасан каждое
утро, варя черный кофе, словно это было зелье, способное ему помочь. Он наливал кофе в маленький марокканский стаканчик и выходил на балкон. Медленно помешивая сахар в стакане серебреной ложечкой, Иван смотрел вдаль, на Имские горы. Черный кофе помогал ему утвердиться в злобных намерениях, а сахар благоприятно влиял на мозг безудержно веселого злодея.
План разбухал попкорном и созрел в одночасье. «Ха, а ведь скоро Новый Год. Дед Мороз к своим на север двинет, только Снегуркакурка на хозяйстве останется», размышлял он вслух. «Ну, с ней я быстро договорюсь. Золотые горы посулю, авось согласится». Сплюнул Иван, ногой растер на удачу и за работу принялся.
Первым делом нужен отвлекающий маневр, дымовая завеса в своем роде. Чтобы народ Имский встрепенулся, тревогу забил, по ложному следу пошел. Дым ни к чему, а вот туману
напустить — самое то. Облачный змей на такие дела мастер.
В Ноябре гигантское облако размером с флагманский корабль повисло над городом. Молчит облако, ни капли не скажет. Ночью прилетал Облачный Змей, обвивался вокруг облака — скрутит облако, спрессует, бережно упакует в бутербродный пакетик, бантиком обвяжет и на блюдечке своему благодетелю поднесет.
Иван принимал пакетики. «Тяжелый, сволочь»: брюзжал Иван. «Ты что, Змей окаянный, туда камней наложил?». «Что ты Иванушка, каких камней! Ты же сам просил спрессовать облака как можно больше. Так что почти черную дыру я тебе принес, а не пуховое одеяло», обиженно отвечал Змей. «Ладно, ладно, не сердись», сказал Иван, примирительно похлопав его по спине.
Знал Иван, что Змей перед ним в долгу неуплатном, поэтому не церемонился. Лет пять назад Иван спас его от превращения в экспонат Имского музея. Эту историю, пожалуй, стоит рассказать, чтобы читатель лучше понимал что к чему.
Дело было так. Поздняя осень, а солнце печет, как ни в чем не бывало. Днем на улицу выйти невозможно, в небе ни облачка. Жара. Облачный Змей облака собирал и ради забавы паровозиком тащил к морю. Над морем он их выжимал до капли, и они медузами падали в воду. Медуз несло к берегу, где он с удовольствием досаждал ими купальщикам.
Объявили хулигана в розыск. Награду назначали. Ну и, ясное дело, поймали, ведь за дела взялись бравые ребята, тогда совсем еще юнцы: Листик и Петюньчик. Поймали в два счета окаянного, на спину перевернули, он и заснул, все как написано в инструкции по ловле сказочных животных. Положили Змея Облачного на полку в музейном хранилище, между картинами Шагала и Сутина. Они ему — и тюрьма, и развлечение. Лежал он там ни живой, ни мертвый.
Иван Касан разыскал Змея, дружка своего старого, да в чувство привел. Разбудил, отпоил и на волю отпустил. А героям, поймавшим друга, решил отомстить. Наслал на них похоть сильную. Невмоготу стало героям, которые даже на девушек смотреть не желали. Говорили: «Нам не до забав, дело нужно делать, дружбу укреплять». А тут в Листика влюбилась прекрасная Русала. Она ему улыбается, а он смущается. Гуляют, умные беседы ведут.
«Давай выходные вместе проведем. Погуляем, поболтаем», предложила Русала. Сказано — сделано. В выходную пятницу поехали на Французский холм, там комната просторная, стены розовые, кровать широкая. Держась за руки, в магазин сходили, ужин приготовили. Прямо как взрослые.
Дело к ночи. Она его поцеловала и к кровати тянет. У Листика опыта никакого, а желание есть. Как не быть: крепкий, здоровый парень, герой, в армию скоро. Выражаясь метафорично: неплохой музыкальный дуэт у них получился. Она играла на флейте, он на виолончели. Музыка лилась всю ночь.
Той ночью многое было, да любви не было. Вспомнил Листик о клятве своей крепким орешкам стать, да и отправил Русалу назад к синему морю.
Петюньчику тоже досталось. Сонька, в него влюбленная, пыталась его осчастливить, но он калач тертый, на провокацию не повелся. Вот такая поучительная история приключалась пять лет назад.
Тем временем, Змей приносил каждое утро по дождевому облаку, спрессованному и бережно упакованному в бутербродный пакетик, а Иван брал и аккуратно складывал в холодильник.
Конец декабря: на дворе жара стоит, дождя и в помине нет. Люди беспокоиться стали, как бы засухи не вышло.
Дед Мороз, сосед Ивана Каасана, тоже забеспокоился, как будто неладное почувствовал. Камешек проверять чаще стал.
«Жарко здесь в Израиле», жаловался он Снегуркекурке. «Ничего, скоро домой полечу, в Россию, в Москву матушку. Друзей встречу, выпьем, закусим, вокруг елочки потанцуем. Авось обратно позовут, не век же за ошибки молодости расплачиваться. До сих пор сильно серчают, за то что кафтан свой дедморозовский по пьяни продал новым русским. Они, поди, до сих пор из него красные пиджаки себе кроят».
Говорили ему Деды: «Поезжай Триста Сорок Пятый дробь две снежинки в столицу мира, город Има, с глаз наших долой, полезай на кипарис, что напротив дома 12 по улице Магадим. Там сторожка есть, хозяйство небольшое. Камень Равновесия сторожить будешь. Времена нынче неспокойные. Работа ответственная, нужная. А в помощники возьми Снегурку Курку, боевую курицу». Так без гроша и отправили. Пришлось притворяться новым репатриантом.
Встретили меня, провели куда следует, проверили и говорят: «Не еврей ты вовсе». А я им: «Как не еврей? Смотри, корни еврейские. Ну и что, что ствол русский — дело поправимое».
Все же признали за своего. Послали в пустыню беершевскую, иврит учить да по земле здешней ходить учиться. Так провел он в пустыне первый год, в палатке жил, прямо как Авраам. А когда надоел ему скрип песка на зубах, решил, что пришло время Камень навестить да под свою опеку взять. Переехал в Иму, квартиру снял, на Гиловской горе с которой весь Иерусалим как на ладони виден. Камень проверял каждый день, даже иногда оставался ночевать в домике на кипарисе, где денно и нощно несла службу Снегуркакурка.







ГЛАВА ОСОБАЯ

Как Дед Мороз узнал о планах Ивана Каасана, остается тайной. То ли сердце подсказало, то ли сам заметил что-то неладное, а может добрые люди помогли, но, как бы там ни было, злодейский план раскрылся и меры приняты. Для конспирации Дед Мороз сделал вид, что уезжает, проводы шумные устроил, даже такси себе заказал.







ГЛАВА 2
ПОХИЩЕНИЕ

Тучи сгущались в прямом и переносном смысле. План Ивана Каасана переходил
в завершающую стадию. Хотя Иван ходил в эмоционально неуравновешенных членах общества, но план продумал до мелочей. Неудача тоже была предусмотрена, чтоб не обидно было, если что. А для решения нестандартных ситуаций к операции была также привлечена ведьма-резервистка Маша, старая знакомая Ивана.
Иван достал из холодильника спрессованные облака и разморозил. Туман окутал город. С наступлением темноты операция под кодовым названием «Серый мышонок» началась. Иван без происшествий добрался до сундука, в котором хранился Камень Равновесия.
Он держал Камень в своих холеных руках, мечтая с его помощью водрузить Корону Мира себе на темечко, как вдруг Боевая курица Снегуркакурка атаковала его и больно клюнула в ногу. От неожиданности и боли он подпрыгнул, выронив драгоценную ношу из рук. Камень полетел вниз. Снегуркакурка стремглав бросилась за ним, да не успела. Ведьма Маша в остроносой аэродинамической шляпе, похожей на плавник акулы, перехватила камень в воздухе и помчалась в сторону Тель-авивского моря.
Дед Мороз бил тревогу. Петюньчик и Листик — два героя, уже единожды спасшие Иму, тут же откликнулись и явились к Деду Морозу в полной боевой готовности.







ГЛАВА ПРЕДПОСЛЕДНЯЯ, ПЕРЕХОДЯЩАЯ В ПОСЛЕДНЮЮ

Дед Мороз держал военный совет. Он приосанился и смотрел воеводой на своих подчиненных в количестве двух храбрецов и Снегуркикурки.
«Задачи у нас таковы», вещал Дед Мороз: «Раз: раздобыть подводную лодку, два: одолжить волшебную флейту, три: разыскать Акулу, она же ведьма Маша, четыре: отобрать и вернуть камень на место». Все трое смотрели на Мороза будто с немым утверждением: «Рехнулся старикан».
«Ладно, раскрою вам глаза на происходящее, а то по незнанию глупостей натворите», сказал Дед Мороз. «Ведьма подалась к морю не груди свои обалденные (уж поверьте мне) на пляже высвечивать, а Камень прятать в пучине морской. Неспроста у нее шляпа в виде акульего плавника. В соприкосновении с соленой водой Маша превращается в акулу. Ищи ее потом по всем морям и океанам. Но есть управа и на нее: волшебная флейта. Я ее в прошлом году по ошибке одной девочке на Новый Год подарил. У нее и одолжим. Ведьма музыку страсть как любит. Наверняка приплывет, там мы ее и поймает, припрем ко дну, она и расскажет, куда камень спрятала. Для этого и нужна подводная лодка».
После такого внятного объяснения, у всех троих отлегло от сердца и на душе стало легко и работоспособно. За дудкой-флейтой Дед Мороз сам съездил. Девочка, которой он подарил, флейту, по его словам, была хитрой и рыжей. «К ней дипломатический подход нужен». И он, по его словам, у Деда Мроза имелся.
За подводной лодкой отправились все вместе к Дедушке Наоми, супер-мастеру на все руки. Тот с легкостью смастерил маленькую субмарину, приводимую в движение веслами и большим запасом минеральной воды и свежего воздуха.
Первого января, в восемь часов утра, под предводительством Деда Мороза началась операция по возвращению Камня Равновесия на его законное место. Главными исполнителями были Питюнчик и Листик. Сценаристам числился я.
Получилось все так, как и предполагали. Сначала выследили подозрительно черную акулу, сыграли ей на дудке. Подозрительная акула ударилась в пляс. Проплясав до берега, она снова превратилась в ведьму. Ее поймали и попросили отдать Камень по-хорошему. Ведьма Маша согласилась и отдала Камень по-хорошему, но с очень нехорошим выражением лица. Камень был возвращен на свое исконное законное место без ущерба для равновесия.
Иван Каасан, узнав об очередном своем провале, не посмотрел на то, что тот был предусмотрен, — лопнул от злости и разлетелся на много маленьких бесполезных кусочков. Ведьму Машу снова отправили в резерв. Облачный Змей скрылся в неизвестном направлении.







ЭПИЛОГ

Вечером пошел снег. Герои, вернувшие миру равновесие, сидели за накрытым столом в домике Деда Мороза на улице Магадим 12 и с опозданием на день праздновали Новый Год.

Салют!


РИСУНКИ АВТОРА

Реклама