:

Анри Волохонский: иЗгоРОдЬ

In АНТОЛОГИЯ:2000 on 24.03.2012 at 21:18

a-voloxonsky

 

Ворона северной страны
Кого ты каркаешь на ны?
Как лев среди зверей
так из растений дуб
Гордится гривою зелёной и косматой
Свинья говорила Гусю:
«Товарищ ты мой, товарищ!»
«Я» — отвечал Гусь —
«Что гусь свинье — не товарищ»
Как в моём положении
Только свистну со сна
В моём воображении
Голубая сосна
Я жду
чего-то жду
Я жду и жажду
Как бы к дождю
Испытываю жажду
Как бы к вождю
иду и пить хочу
иль не хочу
Но жажду и молчу
Молчанья я
Мычанья нет
Но есть лишь очертанья ты
Черта лишь та
Которой вне
Не может быть ни я ни ты
Ни ты ни я
не может плыть
Молчит мычит плывёт
Но быть забыть не может быть
Забудет и зовёт
Чего не я
Его змею
Смеюсь но не могу
На ногу мне
Чего как не
Поставить не хочу
Прелестный женский смех
И злые наслажденья
Оставили меня
Беззастенчиво рыдала
Маша на похоронах
И брат
И сват
И подловат
Столетий на хвосте примерно десяти
Трублю в закат из двадцати шести
Птичка прыгает по ветке
Задевая за цветок
Кричали птицы пели рыбы
Хвостом плеща по водопадам
Бежав из леса неба глыбы
Стояли и лежали рядом
Хвостом руки начертаны слова
На них сидит помятая сова
Чуть высидит, они помяты снова
Хвостом совы из рук не помнят слова

ИЗГОРОДЬ

ИзгоРОдЬ

ИЗгорОдЬ

 
ПРО БОБРА

«Кастор фибер» у нас называют бобра
А на западе просто «канадский»
Нагородим целую кучу добра
Огородим изгородью с канатами.
Как свидетельствует словарный человек Даль
Бобра пишут двумя разными способами:
То ли «бобр» что глядит куда-то вдаль
На виднеющуюся вдали плотину с насосами,
То ль напротив «бобёр»
Сам не знаю куда попёр,
И вот этим вторым полногласным бобром
Предлагает Даль именовать морскую выдру
Тётя лезет под кровать под ковром
Дай сама — говорит — что вылилось вытру,
А в родительном падеже
Всё равно всё одно уже:
Хочешь «бобр» а пиши «бобра»
И «бобёр» тож туда ж «бобра» –
Поспешал а всё ж не добрал.
Вот и стало в хижине тихо.
Бобр-бобёр со своей бобрихой
Справа-слева его бобрята
А в дупле — дуб добра на брата
Брата Кастора Полидевка
Дядька мамка нянька и девка
В серебре хорошая шкура –
Тёзка Кастора Диоскура…
Может быть он зовётся Кастор
Чтоб бобровый вершить кадастр?
Чтоб смерить насколь далёко
По равнине разлилось болото?
Чтобы знать до чего глубоко
Под водою цветёт осока?
Где ручьи по оврагам гуляют?
Пугачи по врагам пуляют?
Он сидит повелевает и судит…
А теперь послушай историю о чуде
Из книги неизвестного автора «Аджаиб ад-дунйа» («Чудеса мира»).
Издательство «Наука». Москва. 1993. Страница 119.

 

… Охотники ловят бобров, отделяют у них яичники, а их отпускают на волю. Если бобёр
попадётся вторично в капкан, он падает на спину, дабы охотники увидели, что яичники у него
отделены. Точно так же поступает и самка…
Самец, у которого яичники целы, прежде чем охотник их отделит, сам отгрызает их зубами и
кладёт там.
Тут конечно напутано многое
Чего не следует давать читать детям
(Они сами найдут немногое
Для разумного чтения, и надо отметить
Что звать их нужно за это «отличники»)
Ведь явные муде названы здесь «яичники»,
А это орган тайный, скрытый в глубинах тела,
И не в муду там дело
A в паховой железе пахучей…
Словом, кто его знает
Во всяком случае
Бобёр, говорят, муде с шулятами отгрызает
Но не яичники которыми располагают лишь самки
И им из-за этого нет причины падать на спину в дамки:
Кастор сам себя и кастрирует
Добровльно себя оскопляет
Нежным способом оперирует
И природу не оскорбляет,
Он использует зубы из кости:
Яйца прочь и прощайте гости!
Мы же сядем верхом на ограде
Слёз не зная и смеха ради

 
ВЕЧНОЕ
(песня)

Мои стихи не убивает время
Мои стихи не убивают время
Да, времена стихи не убивают
И никогда стихи не убивают

Мои стихи плывут и уплывают
А время их увы не убивает
Хотя на свете разное бывает
Но времени они не убивают
От времени стихи не убывают
И времена они не убивают
Они ступая медленной стопою
Идут идут прозрачною стопою

 
* * *
При полном равнодушии к деньгам
Люблю я всё же в некотором смысле
И звон монет и прочее всё там
Привычное подобной скользкой мысли
Конечно к блеску безразличен я
И почести мне не нужны наверно
Чем внешний гул дороже мне друзья
А слава зреет медленно и скверно
Но всё же всё же некоторый звяк
Мне сердце веселит душою бряк

 
ВОДА И ПЕНА
Старинная песня

Я несу Давиду воду
Я несу Давиду воду
Я несу Давиду воду
Воду для царя
Мы вино Давиду давим
Мы вино Давиду давим
Мы вино Давиду давим
Пиво для питья
Я гоню Давиду пену
Я гоню по виду пену
Я гоню для виду пену
Мыло для мытья
Шило для шитья
Рыло для рытья
Дуло для дутья
Било для битья
Повод для нытья
Довод для вытья
Выть до забытья…

Перевод с древнееврейского: АНРИ ВОЛОХОНСКИЙ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Реклама