:

Джон Дринкуотер: ПЯТЬ СТИХОТВОРЕНИЙ

In ДВОЕТОЧИЕ: 20 on 11.05.2013 at 15:22

                           Эти переводы посвящаются светлой памяти Василия Бетаки

ЛУННЫЕ ЯБЛОКИ

Наверху в старом доме уложены яблоки в строки,
слуховое окно свет луны пропускает, и в лунном потоке
их придонная зелень во тьме сияет глубокой.
На луну облака наплывают в осеннюю ночь.
Мышь скребет и скребет за обшивкой, а после ни звука,
ни мышей, ни людей не услышать, ни скрипа, ни стука;
облака сдуло ветром, луна под чердачной излукой
метит яблоки светом подводным точь-в-точь.
Так лежат они в ряд, а над ними темнеют стропила;
на просевшем полу их луна серебром окропила,
луноликие яблоки снов в наносах полночного ила,
а под ними крутые ступени молчат.
В коридорах внизу ничего нет, одна только дрема.
неподвижней, чем прежде в саду на ветвях, они дома
ждут свиданья с луной. Нерушимая тишь и истома
и омытые яблоки чуда в мерцаньи луча.


ПУТНИК

Когда март был хозяином гряд и борозд,
а в небе шло празднество облаков,
со страстью взывали ржанка и дрозд,
золотились бутоны жонкилей легко.
Сжав трубку зубами и палку рукой,
мимо старик прохромал по двору,
бормоча: «Моя смерть уже недалеко,
раскрывайтесь быстрее, я скоро умру.
Я неплохо прожил немало лет,
добрый век полыхающего огня,
но угас мой пыл и желаний нет,
ни черт, ни смерть не страшат меня;
Я готов уйти, только невмоготу
мне входить в ворота за краем морей
и земель, если вас не увижу в цвету.
Ворота раскрыты, скорей, скорей.


ОРЕШНИК

Унылой мглой орешника я шел. Над головой
Крыло голубки билось о потаенные сплетенья веток.
И землеройки робкие в туннелях капелью звуков
будили хрупкость зимних листьев. Я наблюдал,
как узкую тропу носильщик муравей пересекал
под непомерным грузом соломинки блестящей.
Я замечал с особой остротою чувств
любые малости лесных передвижений.
Пока над головой и под ногами,
путем листвы за мной гналась повсюду
безмолвная, настойчивая тайна.
…………………………………………………………
Преследуя житейскую прозрачность,
чья красота насущна для меня, мотив трепещет
и бьется в неразведанном сознаньи.


ЛУННЫЙ ВОСХОД

Куда устремились, прелестные всадники? —
На восход Луны стремимся, на смертельный
лунный морок,

Там, где воды недвижны, там, где птицы бескрылы,
безголосы и безгласны,
там мы будем скоро, скоро.

Куда путь держите, гордые Гекторы?
Сквозь битву, из битвы, под полевые травы,
Пыль из-под копыт, и в прах,

в облаке пыли вернетесь с потравы.

Я гордый Гектор, я всадник прелестный,
Я, такой же, как вы, прелестный и гордый;

На восход луны мы скачем вместе.
Так споемте громко хором:

«Там за пылевой завесой — тайна лунного восхода.
Мы стремимся к лунным знаньям, холодней, чем те, которым
нас под солнцем обучали.

Гордые Гекторы, прелестные всадники и певец безыскусный,
все как один помчались».


УМИРАЮЩИЙ ФИЛОСОФ СКРИПАЧУ

Сыграй, скрипач, напев мне перед смертью.
Пустопорожня философия, поверьте.
Лежу теперь, далек от всех ученых драк,
Один скрипач дурацкий – не дурак.

Меня в последний путь твой лук и тетива,
Проводят музыкой, как волны и листва,
и поступь тихая шагов неосторожных,
где логике не место многосложной.

Немало знаньями засеял я лугов,
пока не понял, что не знаю ничего,
и вздор, и мудрость мне свой лик явили,
двойная мысль в глазах светилась: или-или.

Одни лишь ноты побуждают еле-еле
деревья-тени луговую резать зелень.
И зеркало воды, где ветви и покой,
и цапля на гнезде над ветреной рекой,

они одни, как прежде, несомненны;
играй, уходит философия со сцены.
Из мыслей строгий врач уходит в срок,
и ты, скрипач, — последний мой урок.


                                              Перевод с английского: ГАЛИ-ДАНА ЗИНГЕР

ДЖОН ДРИНКУОТЕР (1882 — 1937): английский поэт и драматург.

Реклама