:

Екатерина Симонова: ВЕНЕЦИЯ

In ДВОЕТОЧИЕ: 21 on 27.06.2013 at 14:14

1
черное высушенное лицо – лицо ли? —
ночь снимает, вешает в прихожей на гвоздь,
всхлипывает весло под окном и —
мало ли что не сбылось.

вырезанную, как камея,
на желтоватом — белую, окаменевшая лесть,
повторяя: что пожнем – то посеем,
я потеряю тебя здесь.

солнце срезает верхушку крыши,
точно верхушку праздничного пирога:
розовое безе, мраморные вишни,
не рассмотреть врага –

нежного, слабого, дорогого,
смеющегося сквозь стекло.
это не ты жестока.
тускло и тяжело

море вздыхает, вздыхая,
не различая дней.
и, про меня забывая,
ты остаешься – мне.


2
ветер вгрызается в лапу,
каменную, львиную, вытягивающуюся над водой.
жизнь бессмысленней пара,
кажущегося над кастрюлей пустой.

день прижимает горящую щеку к стенам,
подол его, тягостен, смят,
воду полощет, серая пена
опадает, как хрупкий пепел, воду двоят

прекраснейшие глаза твои, что же,
что делаешь ты со мной?
ночь встает с бесконечного ложа,
спеша за стол,

если не всю себя, так усмешку свою оставив
над краем стакана, лениво глядя,
как суша клешнями краба
цепляется сама за себя.


3
и прибывает густая вода
в темных каналах, глотая камень,
точно гусыня орех, и куда
не глянь – везде прощанье.

утыкаются лбами в ноги домов мосты –
никому не отдам, — но уходишь,
и вытягивают лапы, точно коты,
тени вслед за тобой, что взвоешь:

когти памяти тем острей,
чем невинее – о, чумные раскрашенные балконы,
расцветающие, пока в погребальной ладье
проплывает под окнами куртизанка, время, ворона.


4
море поднимается по ступеням вверх,
небо спускается вниз,
как мне забыть всех?
остановись,

мгновение, вечность, страх,
что все повторится вновь, как всегда:
я читаю в твоих глазах,
как загорается над водой розовый и зеленый город-звезда,

как мне нельзя туда попасть,
как неизвестна тебе тоска
по несбывшемуся, как разевает пасть
соблазн, зловонно дыхание его у виска,

но легки твои волосы, голос чист,
рыба приходит сама в сети твоих рук,
лунный, изъеденный ржавчиной диск
в окно просыпает себя, как позолоченный луг,

на котором теряются – ау, где ты? –
цветочки: любая печаль, любой грех,
не то, чтобы они не видны –
просто тебя в них нет.


5
каменные павлины клюют каменный виноград.
серый камень зеленой воде не рад,
вытягивая себя вверх,
тщеславнее даже, чем человек,

возвышая себя над тем,
что взбивает время в воздушный крем –
дунешь – и улетит,
поверженный фаворит.

не береди, не зови туда,
где каждый мост – отразившая смерть вода,
где вода, выгибаясь, ну точно мост,
между домами ложится, как кость

между собаками – кто сильней?
на стенах веселые морды зверей
воздух хватают, играючи, он, как флаг,
натягивается, трещит в их зубах, когтях,

еще один взмах –
и взлетает, воркующа и пестра,
площадь. забвение – немилосердная, но сестра.
и тогда наконец понимаешь – жива.

Реклама