:

Александр Щерба: ТАЛЬБИЯ: РАССКАЗЫ ОТ СЕБЯ

In ДВОЕТОЧИЕ: 21 on 27.06.2013 at 17:06

КОММУНИЗМ

«Тальбия» – название психбольницы, что в Центре Иерусалима. В ней лежат евреи, испанцы, англичане, немцы, русские, американцы. Еще – армяне, арабы и черкесы… Да, и вообще, любые, кому (вдруг) в Иерусалиме плохо стало, то есть, кого догнало тут Сумасшествие!..
В Больнице есть свои Зверинец, и Сад Роз… Цветы… Цветы… Зеленая (ухоженная) трава… Лучшие врачи лечат тут сумасшедших… Лучшее, на данный момент, дается Лечение Души!.. Для верующих, и – нет!.. Еда лучше, чем домашняя, пей сколько влезет кофе, да еще и развлекают: музыкой, театром, физическими упражнениями, но не каждого выпускают в Город в увольнительную – (только тех, в ком уверены…) В общем, полный Коммунизм… То есть, Рай!
(Только я слышал, ее недавно прикрыли… «Тальбию»!..) (Больно дорого все это было!..)
…………………………….
(Так, Больницу, идеальную (эту) Больницу, все-таки, закрыли!.. И теперь, кроме моих рассказов о ней, от нее ничего не осталось!..)


ЛУНАТИК

… Встает среди ночи с кровати, берет флейту… Идет на улицу… Играет в Ночи на флейте для Звезд и Луны… После, проснувшись, этого не помнит… Помнит нечто смутное… Настроение… Звездный мерцающий свет… Желтизну Луны… И свой покой душевный…


ПРЕКРАСНОДУШНЫЙ

…Ортодокс, красавец тридцати лет, Офер, лежал в «Тальбии», в Закрытом Отделении… Все, что в мире, вокруг него, было, он называл «маненька», коверкая русское слово «маленький»…
«Маненька»! – говорил он о людях и деревьях, кошках, собаках, врачах и больных, цветах, домах и звездах… То есть, про все, что меньше Бога!..
Мало того, Офер действительно жалел все, что его окружало, и по-своему хотел за него заступиться…
…Его нельзя было не любить!..


ДУРАЧОК

…Дети во дворе Еврейской школы играют в футбол… У них время физических занятий… Двухметровый сорокалетний Дурак бегает для них за мячом, если мяч улетает за ворота… Он счастлив, если ему удается помочь детям, и вообще подержать в руках мяч… Дети давно к нему привыкли – он безопасен, как молодое дерево в лесу…
С детьми, конечно, есть старший, но и он не гонит Дурачка; он тоже к Дурачку давно привык… Дети Дурачка любят… Дурачок плохого не желает…


СТИХИ ШИЗОФРЕНИКА

…Михаль! Михаль!..
Прекрасная толстуха!..
Вся хороша! От пяток
И до уха!..
Глаза чернющи!
Взгляд, истомы полный!..
И пепельных волос
Густые волны!..
…Прекрасная Михаль
Вина пригубит…
(Ее у нас и правда,
Очень любят!..)
…Есть женщины,
Стройнее, чем мечта!..
…Да, разве, только
В этом красота?..


РАНЕННЫХ ЛОШАДЕЙ ПРИСТРЕЛИВАЮТ

…Пашенька работала в Художественных Мастерских для Больных Душой…
Ей было тридцать лет, у нее была мужская фигура, глаза на огромном выкате, короткая прическа и обильная щетина на лице (это из-за Лекарств)…
Пашенька часто выходила в мастерской на балкон и сосредоточенно смотрела куда-то вниз. (Что ж такое она там видела?..)
У людей вызывало тревогу то, что она смотрит так часто вниз, но никто к ней ни разу не подошел и не спросил, зачем она это делает…
В мастерской другие женщины были красивы и некрасивы, Пашенька смотрела на тех и на других…
Однажды она все-таки шагнула с балкона вниз… В мастерской посчитали, что так она свела счеты с мировой несправедливостью… И говорили после о ней не много!.. Вовсе…


ОТЧЕГО ЗАХЛОПНУЛАСЬ ДВЕРЬ?

… Я лежал на кровати, и что-то писал… (Я всегда пишу лежа)…
В какой-то момент я посчитал, что только что сделал нечто интересное, (вечное?), подумал…
И тотчас от сквозняка громко захлопнулась Дверь в мою комнату… Я это посчитал за знак, и связал с тем, что только что создал… Злой Ангел, или Добрый, только что захлопнул мою (теперь), Дверь?.. Я задумался о Природе Творчества… И загрустил… Я тихо лежал и думал, и ничего не писал… Вспомнил Поэта… Поэт писал: «Но пораженье от победы ты сам не должен отличать!..» (И, ведь, ТАК все и вышло!.. То есть, ПРОИЗОШЛО!..)


ПСИХ

…Траулер ловит рыбу в путину… Возле Шпицбергена… Рыбу из трала ссыпают в бункеры, что находятся по бокам судна…
Крупные морские чайки собирают ту рыбу, что остается позади судна после траления – дармовую… что плывет в кильватерной струе… Самые наглые чайки лезут в бункеры, жрут и жрут рыбу… До тех пор, пока не набьют брюхо до отказа, до того, что не могут взлететь…
Вот тут-то люди из траловой команды и бьют их баграми, и трупы бросают за борт…
И кильватерная струя окрашивается в багровый цвет – от крови чаек…
Существует старая вражда между моряками и чайками…
Говорят, что когда судно терпит бедствие, и бывшие на борту люди остаются в воде, на плаву, чайки садятся им на головы, и выклевывают глаза… среди волн…
Так вот, я думаю, что психбольные – те же чайки… Они поедают Рыбу этого Мира, и потом не могут взлететь… Вот тут-то их и бьют баграми, и бросают их за борт.


ПСИХИ И ГОГОЛЬ

«…Хома Брут той Ночью в Церкви выпил лишнего, вот ему и полезли черти в глаза!.. Гоголь-то, Николай Васильевич, описал случай «белочки»; то есть, «белой горячки» в той Церкви!.. Это сколько же надо выпить, чтоб допиться до чертей!.. Да еще до каких!.. И еще до того, чтоб покойница из гроба поднялась… И что б, вообще, гроб летал… Сам собой… Видать, Хома не один литр водки уговорил в одиночку!.. Вот его же фантазия и поела!.. Обглодала, как собака мосол!..»


ЛУНАТИК

«…Вот ты все ходишь, по улицам, по ночам… Так, ты бы, хоть, с пользой ходил!.. Ну, воровал бы!.. Грабил!.. Чего ходить попусту?.. Деньги! Деньги в Дом неси!..»


В ТАЛЬБИИ

– Ты говоришь, что Бог не терпит греха! Что же Он делает, когда люди целуются? То есть, любят друг друга?
– Тогда Он прикрывает глаза ладонью!..


В ТАЛЬБИИ

…С такой высоты люди уже никуда не падают!..


В ТАЛЬБИИ

«…Писатель Маркес теперь не сможет оказать никакого Сопротивления!.. Он уже старый!»


СИНДРОМ

…Говорят, что некоторым людям все время кажется, что где-то рядом с ними звонит колокол…
Люди эти чаще всего обладают вечно неуспокоенной душой и порой лучше разбираются в Космосе, чем в жизни, которая возле… Такой человек может как-то сказать: «В Будущем – не знаю, что творится!..» – и он, несомненно, психически серьезно болен… Иногда такие люди слышат потусторонние Голоса, что говорят им нечто вроде такого: «Вот тебе Гром!.. А вот и Ясное Небо!..»
Я тоже отношусь к этой категории людей: Колокол я слышу почти всегда, и мне кажется, что душа моя бесповоротно гибнет… И что Колокол мне сигналит: «Опомнись!.. Пока есть Время!.. Опомнись!..»
Я боюсь этого Звона… Я слышал его и в Астрахани, и в Иерусалиме… Он тот же в любом месте Земли и Воды… Он беспощаден и честен… Как любая Действительность… (Жизнь?..)


ИДИОТ

…Я его встретил в Иерусалиме в одной из психбольниц… Он виртуозно играл на флейте и обжирался при первой возможности так, что весил за сто килограммов без зимней одежды… Он никогда не улыбался, очень много курил и торговался с проституткой из таких же больных, что и сам, за каждый шекель…
– Правильно, наверное, про меня говорят, что в прошлой жизни я обругал матом Чайковского!.. – приговаривал он, и тут же брал в руки флейту…


НЕБЫВАЛЬЩИНА

…О чем говорят психи? Ну, примерно о таком:
«Гоголя, – Вы слышали? – кладут в Мавзолей вместо Ленина!.. Булгакова похоронят в Кремлевской Стене… А Ельцин и Горбачев попробовали от него по куску!.. От Булгакова!..»
«Немцы опять что-то замышляют!.. Говорят, они хотят забросить в русскую Тайгу пять тысяч своих биатлонистов, чтобы те истребили в Тайге всю живность – большую и малую… Кусты затрещали – стреляй!.. Или брось туда гранату!.. А когда в Тайге не останется живности, она вымрет, как класс… Как мамонт… Не будет!.. Не станет Тайги у России!..»
«Баснописец Михалков оказался ведьма!..»
«Слоеные огурцы и мумию Ленина ученые хотят разогнать в ускорителе до скорости света!.. И столкнуть лбами… Ученые думают с них Новую Вселенную начать…»
«… Все это знают – когда немец умирает, он становится жопой еврея!..»
«Детский утренник… В программе коллективное избиение битами…»
«… Оказалось, что Ленин – взбесившийся Робот!.. Терминатор!..»
«… А если тому Карнилюку – саперной лопаткой по голове?.. Вот он запоет: Та-та-ти-ти-ти-ти-та-та-та!.. А Николаев – к нему на подмогу, так и его – лопаткой!.. И они будут петь напару: Та-та-ти-ти-ти-та-та-та!..
«… Поехал в Тель-Авив, покурил анаши, разделся донага, добежал до небоскреба, полез по балконам, голый, вверх; собрал внизу толпу… Залез на крышу, помочился вниз… И так же, как залазил, по балконам, спустился… Как раз в руки полиции… Три месяца отлежал в психушке… Вышел… И опять – голый – на тот же небоскреб…»
«На Аукционе за триста тысяч долларов продали сраные трусы Короля Испании!.. Такой казус!..»
«В туалете больницы схватились психи – не из-за чего… Один оказался боксер, а другой – борец… Друг дружку убили…»
«Есть такие воры, что любой замок открывают лысой головой!..»


В ИЕРУСАЛИМЕ… ТОСКА

…У Андрюхи – тоска по родине… Он приехал в Иерусалим из бандитского Саратова на заработки и устроился в хостель для психбольных – прибираться… В Саратове у него молодая жена и маленький сын – по ним он и скучает…
В хостеле ему дали на проживание коморку без окна – метр в ширину, два – в длину… Он пьет, конечно, заливает тоску… Психи несут ему спирт – за то, что он их бреет и стрижет им ногти… С психами он особо не церемонится… Орет на них матом… Психи ему за это мстят изощренно: они точно знают, что однажды он допьется до чертей, и все равно несут ему спирт…
Андрюха в своей коморке по ночам медленно сходит с ума… Тратит деньги на звонки в Россию – (в хостеле есть телефон-автомат)… Он может позвонить жене среди ночи: он проверяет, дома ли она… Он дико жену ревнует…
Андрюха очень боится смерти – он без особой на то нужды в Город не выходит: в Городе всегда неспокойно… Вечером Андрюха непременно пьян… Его гложет тоска… Гложет ревность… Он зовет больного Дымшыца, который вовсе дурак, но виртуозно играет на аккордеоне. Дымшыц играет на слух…
«Неси аккордеон!..» – говорит Андрюха Дымшыцу… «У меня сегодня тоска!..» Дымшыц все понимает… Дымшыц привык к тому, что когда у Андрюхи тоска, Андрюхино сердце просит Музыки… Дымшыц идет за инструментом… Андрюха говорит ему проникновенно: «Давай нашу!..» Тот, кто видит эту картину в первый раз, ждет, что Дымшыц заиграет теперь «Подмосковные вечера» или, на худой конец, «А я иду, шагаю по Москве»!.. Или вовсе: «Московских окон…»
«Давай нашу!..» – говорит Андрюха!.. Дымшыц играет Баха: «Токката и фуга «ре-минор»…»
Андрей закрывает глаза, и глотает большие чистые слезы…
«Давай нашу!» – это именно про Баха…
Эх, Андрюша!.. Нам ли жить в Печали?..
(Эти двое любят Баха…)


ЗНАК ВОПРОСА

…О чем же говорят больные?..
О том, что Машиах явится (придет ли вообще?) из Франции… О том, что у наручных часов два опасных, как у людей, периода в жизни, в которые часы могут умереть: либо, пока они еще совсем новые, либо, вовсе уже старые… О том, что полная Тишина посещает их мозг только по субботам – именно тогда мозги и отдыхают, за всю прошедшую неделю сразу… Что у больных сахарным диабетом – сладкая кровь…
(Что плачешь?.. Сцену набиваешь?..)


РАЗДВОЕНИЕ

…Это был профессиональный боксер баскетбольного роста, и выигрывал почти все бои нокаутом… Но иногда (может, это сказались те сильные удары по голове, которые он иногда пропускал в бою) ему казалось, что он – Женщина средних лет…
Он любил, когда ему дарили цветы – женщины, и мужчины…
Любил брызгаться женским одеколоном; и когда был дома один, носил белые кружевные женские трусы, и розовый лифчик…


СТИ-ХИ

Полоумный
Поэт Егорка
Укатали сивку
Крутые Горки!..


ПОМЕРЕЩИЛОСЬ

…Смотрю издали на человека – молодая фигуристая Баба… Посмотрел, и отвел глаза…
Подошел человек ближе, гляжу и вижу: глубокий седой Старик!..


АНГЕЛ

Собаки при виде его ложились на брюхо… Скулили… Просили ласки…


САМОЕ СТРАШНОЕ

…Когда Голос тебе говорит, что тебе осталось жить всего пять часов!.. (Не секунд! Не минут! Именно – часов!..)


ВНЕ КОНТЕКСТА

«…в сочетании с толстой жопой…»


ЕСЛИ БЫ

Если бы не Сон (Сны), жизнь была бы и вовсе коротка…


ЕСЛИ

…А если убрать из жизни человека страдание, то он и вовсе останется ни с чем…


ПРИСНИЛОСЬ

…Приходил давний приятель…
Вместе с ним искали мне невесту – среди мертвых, и среди живых…
(По всей Вселенной!..)


БОРЬБА

«…Когда-то очень давно я занимался классической борьбой… Иногда тянет на ковер, размять кости, но здоровья у меня почти не осталось…
…Нынче во сне видел очень чистый борцовский Зал… И парня, много легче меня… Он ничего, вроде, и не делал… Взял, просто, рукой меня за плечо, легко… Так, что я и пошевелиться не смог… Застыл возле него…»


ТРУС

…Я боюсь за моих стареющих родителей… Боюсь за хворающего брата… За дочь, которая от меня далеко… За бывшую жену, что как-то сбежала от меня… Боюсь за троюродную сестричку, что когда-то в лютый холод ездила рейсовым автобусом навестить меня в психиатрической больнице…


КОНИ

… Люди плохие…
… Люди хорошие…
… Живи уж с теми, какие есть: коней на Переправе не меняют!..


ЧТО

«Что Вы готовите? Что Вы любите готовить?..» – «Люблю иногда побаловать семью молотком…»


СОН

… Снились Цветы, которые говорили: «Люби себя!..»


ПСИХИ

«…Пока ты – «е» – плечи!..»
«…модисты… сти(г) листы… нудисты…»
(Риф-ма!..)
(– Выдавал за себя Слепого…)


ИЗ ТРОННОЙ РЕЧИ

«…мы пережили ураганы, землетрясения, и потоп…
Только мы и выжили на этой Планете…
Мы – Цветы, Трава, и Пчелы…»


ПСИХИ

«…Главная тайна: у Дарвина был зад красный… как у обезьяны…
Он это при жизни ото всех тщательно скрывал…» – «Наверное, он сейчас где-то в Индии вожак обезьяньей стаи… Хануман!..»


ПСИХ

«…все бы это было б весело, если б не было жестоко и справедливо…»


ПСИХ

«…Международный Женский Гений…»


ПСИХИ

«…Говорят, миллиардеры свежими человечьими яйцами в гольф режутся… На золотых полянах!..»


ПСИХ

«…Член сорвало с якоря!..»


В МАСТРСКИХ, ГДЕ РАБОТАЮТ ПСИХИ

«Нынче во всей Вселенной достаточно Еды!..» (это на иврите)
«Отряд не заметил потери Лица!..» (это на «русском»)
По радио опять Чайковский – «Лебединое Озеро…» Плывет все куда-то!..


СОВПАДЕНИЯ

…Увидел женщину с горбом, в белом халате…
Подумал, что среди врачей это не редкость… Не так, к примеру, как среди артистов…
Только я это подумал, как мимо прошла еще одна женщина-врач в белом халате, и тоже с горбом…


ТРЕВОГА

…Возле главного входа в Больницу сидели люди на скамейках – у каждого своя в больнице забота – жадно курили…
В воздухе висела неясная, смутная, какая-то, тревога…
Человек в кандалах, в сопровождении пяти полицейских, еле волоча ноги, прошел мимо людей на скамейках…
Кандалы его позвякивали… Он был в поту, и все смотрел себе под ноги…


ПСИХИ

«Здравствуй, Пиноккио!.. Ты еще жив?.. Сколько лет, сколько зим! Украшение Палестины!.. Голубь мой сизокрылый!.. Чудо Средиземноморья!.. Спящий Самсон в миниатюре… Художник доброго!.. Дорогой мой человек!..»
«Ну ты, как-то, определяйся!.. Или кукла, или голубь, или – человек… Плесни стаканчик!.. холодной!.. чистой!..»


АНГЕЛ ПРИХОДИЛ

…Видел во сне огненно-рыжую Львицу… Ходила по моей комнате в Ночи… Вроде бы, спокойно… Но Зверь есть Зверь…
К чему бы это?..
Под ногою
Лист сухой
Кряхтит (трещит)
Шар земной
По-прежнему
Вертит

Птицы как положено
Летят
Ветры как положено
Шумят
(Ноги как положено
Болят)
(Солнце как положено
Блестит)


ПСИХИ

«Сенека!..» – «Да! Синяк!..»


ХУДОЖНИК ХАИМ

Высокий, статный, человек… Нос сизой сливой… Длинные волосы – ниже плеч… Шестидесяти лет… В Мастерских он редкий гость… Тоже больной… (Мастерские эти – для шизофреников, щадящие…)
«Хаим» – в переводе с иврита – «Жизнь»…
А жизнь… Она не бывает только плохой, или – только хорошей… Она – разная… Такой же вот и Художник Хаим!..


ПАША (Вариант второй)

… Я смотрел, как она меняется на глазах: щетина на лице у нее была давно, а нынче она полезла и на грудь… (Это – от психотропных…)
Я жалел ее… Она была мужеподобна, а я был женоподобен, и внешне хорош…
Она в какой-то момент стала в упор на меня смотреть… Изучала глаза… Нечто нехорошее было в ее взгляде… Я даже стал ее побаиваться…
…Как-то однажды она меня спихнула с балкона на третьем этаже…
Я упал вниз головой… Не выжил… Убился…


ПСИХИ

«Со «строгача» сбежал крокодил!..»


РАССЕЯННЫЕ

…Вчера еще пил кофе с одной рассеянной русской поэтессой – когда пили кофе, она случайно облилась кофе… Я еще подумал, что она очень рассеяна, и что сам я еще ничего: я-то кофе не облился!..
Нынче, в Мастерской для Больных Душой, где я изредка бываю (то есть, работаю), я опять пил кофе… Только я его заварил, как больной по имени Ангел сильно меня толкнул, нечаянно, правда, и я тоже облился горячим кофе, как вчера та русская поэтесса…


ПРОСТИТЬ

«…Простить бы, я всех (давно уже) простил – да боюсь, что Бог меня сразу после этого и приберет!..»


УДОВЛЕТВОРЕНИЕ

Доктор Натали, похожая на большую рыжую львицу из Сна Художника, выходила из ворот больницы рано утром… Всю ночь она продежурила в Отделении, и теперь очень хотела спать…
Вместе с тем, она ощущала теперь удовлетворение от проделанной работы, граничащее с состоянием счастья…
«Я, – думала она теперь, – вовремя положила этого Гришковца!.. Вовремя!.. Очень!..» (Гришковца с приступом ярости привезли в психбольницу в час ночи, и счастье, что ни с ним самим, ни с кем-то другим, серьезного ничего не произошло!.. Что укололи его вовремя, и что теперь он спит сном младенца… Больные шутят: «Раз, вязка!.. Два, вязка! Три!..»)
Город собирался на работу… Но нечто тревожное носилось в воздухе… Доктор подумала, что неровен час, опять война… И что психбольные ее иногда предчувствуют, и, если она начинается, тяжело переносят – в такие дни Отделение переполнено…
Дома рыжую Натали ждала уютная кровать… И ванна… И – чего греха таить – стакан сладкого вина…
«Говорят, что этот Гришковец был прежде хороший математик! – думала Натали… – И что в его области математики он – один из пятнадцати в мире… И то, что он делает, для всех – темный лес… Болезнь не выбирает!..»
Автобус подошел к остановке скоро… («Выучиться, что ли, на права? – сказала Натали себе самой… – А с другой-то стороны, пусть возят!..»)
«Гришковец! Гришковец! Гришковец!..» – запела она вдруг про себя… («А все-таки, хорошо, что в этом нашем Мире, есть еще люди, которые в нем хотят что-то сосчитать! Он, Мир, от этого кажется крепче… прочнее!..»)


ШУХЕРНОЙ

…Что делает Дани в Мастерской, где работают психи?..
Тот самый Дани, у которого уже внуки?..
Дани общается с бабами, что помоложе… Болтает что-то в ушко, а сам в это время то подержится за попу, то поцелует в шейку… («Я по-отечески!.. Символично!..»)
– Республика Коми(к)!.. – смеется над ним кто-то из «русских»!.. (Все равно не поймет!..)


ВЗГЛЯД

«…Говорят, что «Голоса» – очень серьезная психболезнь… А я считаю, что когда у человека возникают «Голоса», он нечто и приобретает вместе с этой болезнью… «Голоса» – это возможность слышать то, что другим никогда не слышно – в этом нашем бушующем Мире… То есть, Дар Свыше… Компенсация за болезнь… Довесок… К чему-то Общему…»


ПСИХ

…Марчел – гениальный математик…
Он зовет всех американцев в Иерусалиме, где проживает: «Америкуки!..» Американцы смеются: в целом Мире отношение к юродивым одинаково нежное…
(Марчел зимой и летом ходит по Городу в сандалиях на босу ногу и шортах – и в мир, и в пир… В Иерусалиме его все хорошо знают – и пускают во все рестораны таким, как он есть… В гостинице «Мория» у него есть приятель-пианист… Марчел всегда просит его наиграть что-то из современной французской легкой музыки…)


ЛУНАТИК

…Во время приступа лунатизма попадал в иной, параллельный нашему, мир, в котором люди, обходящие в нашем мире друг друга за километр, по разным причинам, бесстыже совокуплялись везде, где только можно… в мире параллельном…


ГОЛОСА

…Ицхака довели «Голоса»… Ицхак кричит средь бела дня – «им»: «Молчать, свиньи!..»
Голоса его только смеются… Они рады тому, что их ругают, что вообще, обратили на них внимание…


ШИЗОФРЕНИЯ

«…То, что я – сатана, было тайной только для меня: для всех кругом это было очевидно… Люди смотрели на меня, не отрываясь, до неприличия долго…
Жил я в Ашкелоне… В России до Переезда, нечто писал… Ошивался в Театре Кукол… И в конце концов бежал оттуда, чтоб спасти душу…
Существо я бедное… И в Театр оттого хожу редко… Человек как-то пригласил меня в Театр – в Ашкелон к нам приехали великие русские актеры: почитать со сцены хорошие стихи…
Тут были и те актеры, которых я знал еще с моего детства…
Позже я понял, что все они «ехали на меня» – на «Сатану»… Что – просчитали мой визит в Театр… Зная мое любопытство…
Я сидел в самом конце Зала…
Актеры выискивали меня взглядом в полном Зале, и смотрели на меня; смотрели… Смотрели, видно, на того, кто вечно стоит за мной…
Актеры-небожители, каждый из которых своим словом может убить человека, смотрели только на меня – в этом Зале, играли – только для меня одного… И, я слышал, как один из них – самый известный – сказал другому: «Он пришел… Он сидит в Зале!..»


СТУДЕНТ

…Худой и длинный… Он попал в психбольницу с пятого курса «медицинского»… К нему приходила красивая женщина, невеста… по которой было видно, что она его скоро бросит… (Одно дело – врач, и другое – психбольной…) Никто никому, по идее, ничем не обязан… Чего ради ей было жертвовать собой?.. Что кому доказывать? Сумасшедший – клеймо… Уцененный товар… Да он и сам это, наверное, понимает…
…После специальных тюрем преступников с отклонениями психики помещают на некоторое время в обычную психбольницу – в те отделения, где все двери закрываются все же на спецключ…
За ними смотрят, и решают, выпускать их на волю, или вернуть обратно в Спецтюрьму…
В палате двадцать коек… Есть умывальник… В больнице холодно и голодно… «Блатные» держатся своей «семьей» – обособленно… У них всегда есть курево и сало… В местах, подобных этому, голод становится оружием: голодного человека проще себе подчинить… Вот блатные и живут в относительной свободе: они всегда сыты, их почти нечем ущемить…
В Отделении уборка… Больных загнали в палаты, и закрыли на ключ двери в палаты…
Студенту приспичило мочиться…
Студент потерпел, и помочился в умывальник…
Блатные стали его за это бить…
Им пришлось подпрыгивать, чтобы дотянуться кулаками до лица Студента… Голова Студента сильно дергалась при ударах… Казалось, еле держалась на худой белой шее… Блатные били его долго… После он сказал: «Правильно они меня!.. Правильно!..»
Никто за него не заступился…Чисто русское интеллигентское всепрощение… «Правильно они меня!.. Правильно!..»


СОБРАНИЕ

…В четверг в Мастерских разбор полетов – обсуждают, как прошла неделя у каждого… Это всегда делается перед шабатом…
Даша говорит: «Меня беспокоило всю неделю то, что до сих пор – а уже ноябрь – не было Дождя!..»
Все смеются… А Даше не до смеха: она очень хорошо знает, как нужен здесь Дождь…
Пустыня ждет Дождя!..
Ах, если б Небеса прислушались к ее, Дашиной, просьбе!..
«Нам не надо слишком много! Нам нужен всего лишь простой обычный Дождь!..»


ТЕЛЕПАТ

… Дело в том, что Малахи (если перевести с иврита на русский: «Ангел») – несет иногда сложнейший, талантливый, бред…
Надо сказать, что роста он богатырского, но худ и нервен до чрезвычайности…
В Мастерских для Больных Душой, где больные эти учатся простеньким приемам рисования, Ангел иногда бузит – он слышит какие-то «Голоса», кричит на них, и спорит прилюдно с ними; и не мудрено, что в Мастерских его все побаиваются…
Теперь, к делу… В юности моей я очень боялся некоего «Мирона» – так его звали в преступном мире, – был этот Мирон уголовник со стажем… Меня он недолюбливал и при всяком удобном случае задевал… (Что уж ему во мне так не нравилось, я не знаю до сих пор… Да и мало ли причин можно найти для того, чтоб невзлюбить человека…)
Быть может, Мирона давно нет на свете – я не был на родине очень уже давно, и не знаю, что там в действительности творится… Но прежний страх во мне все еще жив… И я очень хорошо помню все с ним связанное… И отчасти из-за этого страха во мне, я и не еду в Россию – хотя бы погостить…
…………….
Сегодня Малахи опять шумел… И в том Шуме, что он производил, я отчетливо различил слово «Мирон»…
………………..
Он запрокинул голову назад, и так изливал в потолок поток словес… широкий как река…
И я думаю, что никто на свете кроме него самого не мог бы перевести на нормальный язык весь тот бред, что он нес…


ПСИ-Х!..

…Психу повезло с соцработницей – роскошная рыжая баба, к тому ж молодая… Псих о ней мечтает по ночам… «Ты для меня, что килограмм морковки!» – обращается он в мыслях к ней… Он очень любит именно морковь… (Не клубнику…)


ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

…Вот уже почти 20 лет, как я живу в Израиле…
А снится все астраханская психбольница, где я часто полеживал… Не отпускает…
…Я помню, что там было голодно… Зимой – холодно, а летом – жарко…
…Во сне я попадаю туда по-разному…
Иногда – по воздуху…
Иногда – по воде…
Иногда – под землей…
Иногда туда меня привозит мой старый, покойный уже, друг…
………………………….
(…Я ползу, как ток, по кабелям, что проложены под землей… Долго…
Добираюсь так до подвала астраханской психушки и решительно не знаю, что мне здесь делать и для чего я здесь?..

Реклама