:

Гали-Дана Зингер: РИТУАЛ. СТРАТЕГИЯ

In :3 on 12.02.2014 at 17:59

РИТУАЛ

Можно ли проще сказать и нужно ли: 
вечеряли, ужинали, ужинали, ужинали.
 
                                                           белые глазки плавали в слёзках. 
                                                           пыльная зелень. 
                                                           горелая кость. 
                                                           супротив кости: место для гостя. 
                                                           прочие гости сели поесть 
по три стороны столового прямоугольника
 
входившего в дверь.
 
                                                           перед каждым гостем словарь 
                                                           и гость 
                                                           читает: тварь 
                                                           понимает: зверь
                                                           читает: твердь 
                                                           понимает: смерд 
                                                                                        два пишем 
                                                                                        один в уме 
                                                           и один все твердит: не верь 
                                                           а два в сердцах отвечает: merde 
                                                           и царь не придет и смерть не придет 
                                                           доколе пребудешь тверд 
                                                           доколе пребудешь жив 
                                                           промеж животных и трав. 
                                                           один понимает: жертв. 
                                                           один понимает: жатв. 
                                                           раздался хруст и уста отверз 
                                                           один и сказал: ты лжив. 
                                                           тверд: это только устар. поэт. 
                                                           покуда пребудешь тверез. 
                                                           один был дед мороз. 
и все обращают свой взор
 
на дверь на ея силуэт
 
на черный прямоугольник ея
 
входивший прямо к столу
 
                                                           и каждый думает: вздор.

я это не я. я это не я. 
                                                          один обводит узор 
                                                           на скатерти прямоугольной 
                                                           и думает: это не больно. 
                                                           но два оборвал его: врешь. 
                                                           и в брешь потянуло теплом. 
тут все кто сидят за столом
 
на стол обращают свой взгляд
 
на белый прямоугольник его
 
                                                           входящий в открытую дверь 
                                                           и каждый думает: на кой ляд 
                                                           и смотрит в свой календарь. 
                                                           читает: дурь. 
                                                           подразумевает: ударь. 
                                                           читает: медь 
                                                           подразумевает: море. 
                                                                                                два пишет. 
                                                                                                один в уме 
                                                           азбукой морзе 
                                                           вместо морга выстукивает: море. 
                                                           вместо: умер выстукивает: умерь. 
                                                           и все повторяют: нет места 
                                                           и все повторяют: есть 
                                                           и месть меняя местами 
уставясь в печатный орган устами
 
в початок граната стакана
 
в его непочатый огран.
 
                                                            и два все твердит: не зря 
                                                            не узрели мы царя: 
                                                            ведь смерти не узрели мы, 
                                                            незрелые наши умы. 
                                                            раздался треск и отверз уста 
                                                            один и сказал: ни зги 
                                                            не вижу я и устал. 
                                                            и два сказал: я не вижу я: 
                                                            ни руки его ни ноги. 
ножка стола и столовый нож
 
прямой образуют угол.
 
                                                            один читает: ложь. 
открытая дверь добывает
 
к столу свой каменный уголь.
 
                                                            два понимает: лужа 
                                                            и льет на скатерть вино. 
                                                            …младенца старца и мужа… 
                                                            читает один и на дно 
                                                            стакана взирает вчуже. 
и холодом потянуло от морозилки стола
 
и все уткнулись в лежащие на коленях «мурзилки»
 
чтобы не видеть ствола
 
двери наведенного прямо на стол
 
                                                            где стыла горелая кость. 
                                                            супротив кости: место для гостя. 
                                                            глазки крутые в слезках кипяченых. 
                                                            хрен и замазки горсть. 
                                                            у каждого свой букварь. 
                                                            все делают что хотят. 
                                                            читают: зверь 
                                                            понимают: тварь 
                                                            читает: книга 
                                                            понимает: фига. 
                                                            все поют: «двенадцать негритят». 
(12 негритят пошли купаться в море
 
резвиться на просторе
 
один из них утоп
 
ему купили гроб
 
и вот вам результат:
 
11 негритят пошли купаться в море… и т.д.)
 



СТРАТЕГИЯ

И тогда все услышали голос: 
                                                           хватит говорить о словах 
                                                           говорите словами 
                                                           довольно 
                                                           достаточно 
                                                           полно 
Но тогда (когда?) все (кто?) (что сделали?)
 
усомнились в услышанном(в чем?)
 
Не под вопросом остались только союзы
 
                                                                 междометия 
                                                                 и 
                                                                 частицы. 
Все прочие неудовлетворительно отвечавшие на вопрос
 
условились: уйдя, улизнув, улиткой
 
                    укрыться в устьях истока и глохнуть (кому?) в угоду 
                    от стука в ушах, от стука удвоенных у, на нитку 
                    удить бумажные уши убогого и урода, 
                    устами укромного уха, укором уха устало 
                    увянет устрица слуха, уснет, ускользнет украдкой 
                    унылых звуков бухгалтер и розовый блеск лихорадки 
                    с паленой оборкой на лицах 
                    не послушаем                           не услышим 
                                               достаточно 
                                               полно 
                                               довольно 
И тогда растворилось море, как раковина большая,
как растворимый кофе, чернотой обольщая,
 
и снова края срастило. Тонуть им было небольно.
 
Морская сирена завыла, выводя для них шабос.
 
Но тогда они на берег вышли с дядькою Черномором,
 
на берег волну погнали, как по полю гонят шайбу,
 
как в шею стада овечьи на пастбище гонят в горы,
 
так погнали прибрежных агнцев, как татаро-монгольское иго,
 
как врагов пред собой батогами,
 
и вернулись туда, где глину они долго гнули ногами
 
и давили вино кувшина, дабы десять капель на книгу
 
уронить, на ее страницы, как пот утирает странник,
 
стереть рукописные строки, пусть над ними плачет словесник
 
и бухгалтер недоумевает.
 
                                           (Недоумения вот образ — затаясь 
                                           и алчно чревом розовея, плоти 
                                           изгиб выпрастывает, сращивая вязь 
                                           краев иззубренных и в жалкой позолоте.) 
И тогда, чтобы это увидеть, на самое дно опустились
 
и наощупь нашли они образ розы червленой алой
 
и на свету рассмотрели, близко к глазам подносили,
 
но тогда алычой червивой он им показался или
 
смежились златые створки, море сомкнулось, опало.
 
И тогда над собой пирамиду они возвели из ила
 
в ней спустя тысячелетья нашли человечий волос,
 
в опрокинутой хижине неба в дельте истока Нила,
 
но тогда все услышали голос:
 
                                                   хватит говорить о словах 
                                                   говорите словами 
                                                   полно 
                                                   довольно 
                                                   достаточно
Да статочное ли дело
 
по-на берег выходит катюша
 
не хочу лежать в саркофаге
 
а хочу лежать на дне моря

 























Реклама