:

Павел Пермяков: ТРОЕ. КАМЕННЫЕ ЛЮДИ

In ДВОЕТОЧИЕ: 23 on 18.06.2014 at 23:44

КАМЕННЫЕ ЛЮДИ

                                                                                    Да в людях да во многих
                                                                                    да в живых ещё
                                                                                    сохранилось правдой
                                                                                    или какой неправдой
                                                                                    не знаю я что-то от камня.

Я помню как раньше когда я ещё не в избранном мною месте жил а в селе нашем все события текли размеренно в соответствиями с нашими желаниями и фантазиями. День приходился близнецом другому дню и мирно выходили они из ущелья ночи и проплывая меж нашим взором кого-то беспокоя а чаще всего нет. И все мы были похожи друг на друга как капли росы утренней во всем помыслы наши находили меж нами одобрение и даже вещи старились с нами в согласии и полном признании своей участи. Словом царила меж нами гармония и тихий порядок. Так продолжалась наша жизнь в терпении и округлении от острых и неожиданных поворотов судьбы и так было бы и до сих пор и может вечно если бы не напасть которая приключилась с народом нашим и которая положила конец прекрасным временам и это очень жаль.
Это случилось после того как из города к нам приехал один человек. Он появился ранним утром в своей чёрной большой машине окруженный облаком чужих неприятных запахов и он сразу не понравился мне. Я помню как он громко захлопнул дверь автомобиля и этот звук прокатившийся в предрассветной рани как я сейчас понимаю стал предвестником изменения нашего жизненного уклада. Я был тогда мальчонкой и увидел незнакомца первым потому что вышел на двор по малой нужде.
И вот начались новые времена когда первым заболел наш сосед по имени Мохо. К нему тогда первому зашёл новый человек он пробыл у него до самого вечера и неизвестно о чем они говорили только на следующее утро Мохо уже не вышел ни на двор и вообще никуда. Мы все забеспокоились и пошли к нему. Напрасно мы кричали ему в ухо трясли его тело говорили с ним и упрашивали его ответить нам. Мохо как каменный истукан сидел за своим большим столом он был прямой как жердь и весь застывший он не говорил но мы видели что он жив его глаза вращались и очень выразительно на нас смотрели. Люди из нашего села решили, что он заболел и окрестили эту болезнь Каменной.
С того дня один за другим начало заболевать все больше народу. Люди становились точно каменные и застывали в самых нелепых позах кто у себя дома а кто в поле либо во дворе. Так они стояли точно статуи лишь глаза их были ещё живы но потом через несколько дней и глаза тоже погружались в забвение. И уже через несколько месяцев село наше превратилось в подобие выставки скульптур – повсюду куда не пойдешь можно было обнаружить застывший люд. Поначалу ещё здоровые шибко пугались но потом как-то даже привыкли и уже не очень боялись хотя все это было очень необычно. Кое-кто даже приспособил Каменных так мы их называли к своим нуждам и они ставили их в разных сторонах двора и цепляли на них веревки для просушки белья. Конечно так нехорошо было делать все же это люди были пусть и бывшие.
А про того человека из города все уже и забыли может кроме меня он тогда после разговора с Мохо наверное укатил обратно в город. И поначалу когда все это приключилось конечно все были взбудоражены и это даже привнесло в нашу жизнь новые изменения думали что же это за напасть такая и как с этим бороться и что делать. Решили даже снарядить людей в город за доктором но город был далеко и постепенно отказались от этой затеи так им не охота было уходить из своих мест. И таким образом все меньше у нас оставалось живых людей и все больше каменных статуй. Я почему-то не заболел и вам рассказываю эту печальную историю.
Когда заболела моя мать а отца я не помнил совсем то брат мой испугавшись болезни сбежал из дому и жил бобылем где-то на окраине села в заброшенном доме настолько боялся он заразиться а я решил чему быть того не миновать и я мать свою не брошу даже если и заболею сам. Мать моя вела обычный образ жизни например сидела на дворе пока солнце не заходило или дома когда холода то любила на печи лежать и греться или смотреть на огонь когда каша варилась. Кашу чаще я варил правда хорошо если в доме соль была а то так одна трава да коренья.
И так она постепенно заболела и стала застывать камнем только глаза ещё смотрели на меня живыми какое-то время. Они словно хотели сказать мне что-то да я не понимал и мне было страшно и одновременно грустно от этого.
Прошло несколько недель и мама совсем стала как статуя не зря эту болезнь назвали каменной. Она застыла в сидячей позе и так я ее и посадил на скамью напротив огня чтобы она могла любоваться им но наверное ей было уже все равно ведь глаза ее уже не двигались и стали тоже как каменные.
Я долго думал когда остался совсем один в нашем селе куда же мне пойти и как жить дальше ведь одному жить совсем плохо. Ещё меня удивляло что болезнь обошла меня стороной ведь я был совсем как другие и ничем не выделялся. Правда я любил больше других когда было чем заняться например я колол дрова умел варить кашу охотился за мелкой живностью и когда была дома птица то мог ее ощипать. Ведь действительно если все время сидишь на лавке во дворе или на печи то как же можно жить с интересом?
Я уходил из нашего села с тяжелым сердцем одиннадцать дворов оставалось за моей спиной и хоть я покидая привычные места как мог оставил все в порядке то есть заходил в каждый дом и проверял каменных людей все равно мне было грустно.
Я уже подходил к городу и видел его массив с дымящимися трубами и большими домами когда мне навстречу выехала из-за поворота та самая машина на которой приезжал человек из города и с которого и началась эта Каменная болезнь. Я так растерялся что застыл на месте и так стоял пока он не подъехал ко мне совсем вплотную. Он открыл дверь и вышел поблескивая стеклами очков.
— Я вижу ты идёшь в город наверное это серьёзно если ты решил покинуть свою деревню но ты молодец принял правильное решение я бы тебя подвез но еду совсем в другую сторону. Ты наверное удивлён что же внезапно приключилось с твоими односельчанами какая такая болезнь внезапно настигла их. Я хочу сказать тебе чтобы ты не беспокоился они вовсе не больны и не умерли как ты мог себе представить. Они просто стали другими и живут сейчас пребывая в глубокой мудрости хоть ты и думаешь что жизни данные им природой покинули их тела нет напротив они живы и гораздо счастливее нас с тобой они счастливы своим счастьем пребывая в безмолвии и покое как камни.
Ты конечно иди себе в город занимайся своими новыми делами и может тоже сможешь обрести своё счастье кто знает наверное ты не стал как те люди из-за беспокойства своей натуры а может ещё почему я не знаю а может и ты когда-нибудь заслужишь свой покой.
С этими словами незнакомец сел обратно свою большую машину и обдав меня облаком дорожной пыли укатил по своим делам. Я остался снова совсем один и я помню что долго ещё шел по дороге обдумывая его слова. Мне казалось что я прикоснулся к некоей тайне которую скрывают от других а потом я думал что наоборот он наговорил мне какой-то чуши. Я совсем запутался. Стать счастливым познав природу камня или оставаться несчастным будучи живым и подвижным? Я не знал правильного ответа.
Уже вечерело когда я уставший и голодный забрел в тихое и прекрасное место которое не приметил сначала с дороги. Это место расположенное вдали от привычного мне мира я позже назвал Приозерьем потому как там было много воды в нескольких расположенных рядом друг с другом озёр. Неподалёку от одного из них я нашёл пустой дом в котором и решил поселиться тем более что в город идти мне уже не было охоты.
И ещё я подумал что раз я остался совсем один на белом свете то здесь среди чистых озёр и будет мой дом здесь я состарюсь и умру.
Я записал эту историю в дневнике который может быть кто-нибудь когда-нибудь прочтет.
Однако я забыл добавить одну важную вещь. С тех пор как я покинул родные места и зажил здесь в Приозерье у меня появилось одно не покидаемое мой ум ни днём ни ночью желание. Оно живет самостоятельной жизнью в моих глазах в моих руках во всем моём теле вытекая как бы из самого меня в сторону многих вод окружающих меня. Я назвал это желание чуткостью воды и заключается оно в том чтобы однажды суметь насытиться всей мудростью воды и обрести счастье подобное тому в которое ушли безмолвной походкой знакомые мне люди и которое продолжало нашептывать им свои каменные сны.


ТРОЕ

На возмутительном расстоянии друг от друга, жили на свете три старичка. Первый жил в соседней от второго комнате. Третий жил от них в другом городе и вообще, в другой стране. Несмотря на такие расстояния, они увлекались дружбой друг к другу.
Раз, осенним утром, первый старичок вскричал, проснувшись, второму: «Эй, гнусный старикашка, вставай, иди готовить мне завтрак!». И замолотил своим сухим кулачком в стену.
В это время третий старичок вздрогнул в другой стране у себя в кровати. Такая у них была сильная связь друг с другом. Он встрепенулся, удивленно посмотрел по сторонам и тотчас заснул снова. Во сне ему привиделось большое синее море, по которому он шел, как посуху, абсолютно в него не проваливаясь. И когда дошёл он до его середины, так, что берег стал как тоненькая ниточка, то на плечо ему спустился с небес черный ворон. Старичок стал отгонять его, размахивать руками, но тот повернул к нему свой клюв и старичок увидел, что это не ворон вовсе, а второй старичок. От этого он и проснулся.
А в это время, первый старичок лежал в своей кровати рассерженный и разобиженный – никак второй старичок не хотел готовить ему завтрак, даже чайник на огонь не поставил! Второй старичок, который приснился третьему и который не желал заботиться о первом, хотя у них был уговор – каждый готовит еду другому в течении недели, а потом, они меняются местами, лежал в кровати, поверх одеяла, одетый в серые брюки и синий кафтан. Он, оказывается, давно уже проснулся и действительно собирался заняться хозяйством, как внезапно ослаб и прилег, как он сказал себе, ненадолго. Однако, незаметно для себя, он заснул и даже слегка похрапывал во сне. Снились ему странные берега – все заросшие зеленью, таких он никогда и не видел, и среди этой зелени стоял дом, а из большой трубы его, шел густой дым. Дальше он ничего не успел разглядеть, так как первый старичок снова застучал в стену, которая прилегала прямо к его кровати. Он вздрогнул и проснулся. Пошевелив густыми бровями, он сладко потянулся и правым боком медленно повалился с кровати на пол – это был лично им изобретенный способ вставания с кровати с наименьшими усилиями, используя лишь земную силу притяжения.
Тем временем, первый старичок, уже осипший от криков второму, с ушибленным кулачком и обессиленный безответными призывами, стал потихоньку проваливаться в сон. Вскоре он вынырнул во сне, очутившись на необитаемом острове. Он был совсем один, но это его нисколько не пугало. Только в ушах его стоял звон и в нос бил запах гари. Перед ним неожиданно возник большой дом, затем он увидел много зелени, окружавшую его, и сразу же, как это бывает во сне, очутился внутри этого дома.
На большой кровати, стоящей посреди просторной комнаты, лежали в обнимку два старичка – второй и третий. Они мирно спали, посапывая и шевеля губами, бороды их растрепались, а одеяла свесились, почти касаясь, пола.
Наш первый старичок сильно обрадовался, увидев всю компанию вместе, однако, решил подшутить над ними. Для этого он вынул из кармана длинную булавку и проткнул ею, нанизав на неё, два одеяла, так, что они стали одним большим одеялом. Его план был прост – после того, как один из старичков потянет за собой свое одеяло во сне, то он вытянет на себя и одеяло второго, оставив того ни с чем. И тот, другой, пока он ещё не знал, кто именно, проснется от холода и отколошматит соседа. «Вот это будет веселье», – подумал он и тотчас проснулся.
Так, два старичка вырвались из объятий своих снов и решили повстречаться друг с другом наяву. Они долго расчесывали свои седые бороды – третий старичок в далёкой стране, а первый и второй старички, жившие вместе, делали это в одной квартире.
Кто знает, как бы события развернулись дальше, смогли бы они действительно встретиться все вместе, если бы снова не заснули прямо после расчесывания своих бород. Они стали засыпать поочередно, один за другим. Вначале ослабел первый старичок – он почувствовал дуновение сна прямо на своей окладистой бороде и, придерживаясь за стеночку, прошаркал к своей кровати. Он начал похрапывать, ещё до того, как положил голову на подушку – так сильно навалился на него сон.
После первого старичка, настал черед третьего. Он заснул стоя, прямо у зеркала, но ноги его вскоре подкосились и он повалился во сне на пол, даже не попав на кровать.
Второй старичок оказался покрепче своих друзей и даже сообразил, будучи в кровати, получше укутать себя пуховым одеялом. Чувствуя приближение сна, он замурлыкал себе под нос песенку и таким приятным образом отошёл в царство грёз.
Трём старичкам снилось одно и то же – они прогуливались вместе по берегу моря, держа друг друга за руки и непринужденно разговаривали. Лёгкий бриз трепал их длинные бороды и, судя по всему, они были весьма довольны тем, что находятся вместе, а также этим морем и длинным пляжем, по которому они шли, и вообще своей жизнью.
Таким образом, двое старичков, не покидая своих кроватей, а третий, уютно расположившись прямо на полу, сумели встретиться друг с другом, не прикладывая к этому никаких усилий.

























Реклама