:

Мария Малиновская: СРЕДИННОЕ ЗЕРКАЛО

In ДВОЕТОЧИЕ: 25-26 on 12.01.2017 at 19:18

         Искусство, выходящее в реальность, несёт первородный грех.

         Инженерия духа, конструирование персонажей, внедряемых в повседневность. Живых настолько, чтобы обманывать самостоятельно.

         Мари Леонвилль шлёт свои фотографии представителю эстетики взаимоотношений Боске (фр. Bosquet) – давнему конкуренту художника Т.

         Боске создаёт серию портретов Мари Леонвилль, где её длинная голень – перешеек реинкарнации, а косточка на плече – ребёнок, родившийся у каменистой пустыни и лежащий в воде посреди лиан и зацветших кактусов.

         Художник Т. просит слепую соседку позировать. Она часами стоит неподвижно, думая, что её рисуют, а Т. обходит её с зеркальным «Никоном». После описывает ей работы Боске.

         «Как Вы глубоко видите», – произносит слепая, и Т., никогда не знавший вдохновения, радуется, что управляет чужим и может бросить, когда надоест. Или когда измученный Боске устанет просить Леонвилль о встрече.

         Замысел Т. не предполагает раскрытия: выходя в жизнь, искусство жертвует вечностью – и совершенные конструкты, такие как Мари Леонвилль, умирают,

         подтверждая теорию конца искусства и преодолевая её через личную драму Боске и других (проектов у Т. много). Так искусство переходит в новое качество, и вместо одной всемирной остаётся в частных историях –

         женщины, по воскресеньям находившей у себя на балконе пустую коробочку в сувенирной бумаге – то пакет из-под молока, то футляр от колье “Harry Winston”; дéла, которое тайком расследовал младший лейтенант полиции (на пару с открывшимся ему меланхоличным преступником, не помнившим, что именно совершил); Боске, под старость уличённого в плагиате

         (после смерти Т. обнаруживается коллекция фотографий Симоны Н., его слепой соседки, сделанная им на зеркальный «Никон»).

         Наследие подзабытого Т. переоценивают. А 84-летний Боске въезжает на пикапе в стену собственного дома, оставив на мольберте листок с паролем от электронной почты.

         Скандал делает Т. легендой. Реабилитированного Боске ставят с ним в один ряд.

         А бегущий вровень с паровозом юный исследователь, переводя на русский одиозную переписку, достраивает образ Мари Леонвилль из «Портретов» Боске, фотографий Т., работ эпигонов, аромата “Leonville” от «Givenchi», нюхать который ходит в парфюмерный магазин,

         а также из альтернативной биографии Т., воссозданной исключительно по слухам и представляющей собой 47 различных историй. Американская почитательница собрала их в книгу «Облачность» («Пулитцер» этого года, фейсбучная полемика).

         Идею молодого исследователя тут же присваивает старший – его идейный наставник, и декларируется смена эстетической парадигмы, на что уж никак не рассчитывал Т., объявленный предтечей нового направления вместе с Фердинандом Демарой и Зодиаком.

         Оставив галереи и арт-пространства, выставки и перфомансы в прошлом, искусство окончательно социализируется,

         способное теперь случиться с каждым.



































Реклама